Минский форум
Вернуться   Минский форум О смысле жизни и о домашних тапочках Трепология Литература

Литература Искусство вокруг нас.


Здравствуйте, Гость! Вы находитесь в сообществе Минского форума.
Для размещения своих сообщений пройдите бесплатную регистрацию.

 
Опции темы
Старый 10.01.2015, 00:12 #1    
Новичок
 
Регистрация: 11.06.2013
Сообщений: 0
Репутация: 0
Приют для животных

Автор: Булахов Александр

Есть грань, ниже которой нельзя опускаться.

Часть первая. В нескольких шагах от грани

1.

Раздалась трель дверного звонка. Витя тяжело вздохнул, закрыл учебник по философии и встал из-за стола. Всё – хватит! Чего не наелся, того не налижешься! Нет в этом учебнике ясных мыслей. Одна муть. Интересно, кому-нибудь в жизни весь этот бред пригодился?
Витя открыл дверь и впустил в квартиру Сергея Трусова – худого, высокого парня семнадцати лет, одетого очень бедно. В глаза сразу бросались: старая дерматиновая куртка и потёртые джинсы.
- Тебя мамка не учила, что надо спрашивать, кто там? Или хотя бы для приличия в глазок смотреть? – дыхнул перегаром вместо приветствия Трусов.
- Серёга, ты специально зашёл подышать на меня своей отмороженной свежестью? – скривился Витя.
Сергей снял ботинки и пошёл прямиком на кухню, на полпути остановился и обернулся:
- Похавать чего есть? – спросил он.
- Дорогу к холодильнику показать, или сам найдёшь? – буркнул в ответ Витя.
Дорогу Сергей нашёл сам. Наделав штук пять бутербродов с маслом и копчёной колбасой и залив в две кружки с заваркой крутой кипяток, он сел за стол напротив Витьки Корпагина и задал ради приличия вопрос, который его совершенно не беспокоил:
- Ты чего не в институте?
- К экзамену готовлюсь… Ещё вопросы будут?
Сергей кивнул и за несколько секунд утоптал все бутерброды.
- А пожрать ещё чё есть? – поинтересовался он.
- Хватит с тебя! Не привыкай к хорошему, - рявкнул на него Витя.
Сергей порылся руками, испачканными в масло, во внутреннем кармане куртки, достал из неё стопку каких-то открыток с изображением домашних животных.
- Тебе опять прислали эту ерунду? – удивился Витя.
- Как видишь! – кисло улыбнулся Сергей и протянул открытки Вите, - Только в прошлый раз они писали просто: приглашаем посетить приют для животных. Приезжайте по такому-то адресу, мы вас встретим и проведём экскурсию. А в этот раз пишут уже по-другому, как бы с угрозой: настойчиво приглашаем посетить приют для животных.
Витя посмотрел на домашних животных, изображённых на открытках. В глазах их отражалось тоскливое одиночество. Это сразу же запало ему в душу.
- И, главное, опять приглашают каждого члена вашей семьи персонально, - заметил он и стал вслух читать, что написано на обратной стороне одной из открыток, - Уважаемый Сергей Константинович Трусов, настойчиво приглашаем вас…
Витя отложил верхнюю открытку, взял следующие и продолжил читать:
- Уважаемый Константин Иванович Трусов… Уважаемая Ирина Петровна…
Сергей забрал открытки, сложил их в одну стопку и засунул во внутренний карман куртки:
- Вот такая хрень, вот, - развёл он руками.
- Это развлекаются какие-то дети, - сделал вывод Витя, - Надо съездить по указанному адресу, и надавать им по ушам.
- Ты не прав, - не согласился Сергей, - В открытках каждого из нас называют по имени, отчеству и фамилии. А это куда серьёзней, чем простая детская шутка.

2.

Из двенадцатой квартиры на лестничную площадку третьего этажа выскочила Марина – девятнадцатилетняя умственно отсталая дочка Константина Ивановича и Ирины Петровны Трусовых. Вся голова Марины была в крови. Девушка бросилась к дверям одиннадцатой квартиры и застучала в неё кулаками. Дверь медленно приоткрылась и из неё выглянула недовольная пожилая женщина.
- Что тебе, дура, надо? - спросила она, - Что ты мне всё покоя не даёшь?!
- Елена Ивановна, лазлешите позвонить, - истерически закричала Марина, - Мне сколую вызвать надо… Мне дядька голову лазбил…
Марина сделала шаг вперёд, предполагая, что соседка её пропустит. Но Елена
Ивановна оттолкнула девушку и покрутила головой:
- Нет, дорогая, вам только повод дай, так вы меня за день своими просьбами достанете…
- А сто мне делать? – широко раскрыв глаза, спросила Марина.
- Иди, посиди внизу на скамейке, я скорую сама вызову, - ответила ей соседка.
Марина спустилась вниз и села на скамейку. Весь воротник и шею залило кровью. Где же скорая? Её всё нет и нет. Марину затрясло - и девушка заплакала. Сквозь слёзы она посмотрела на людей, идущих мимо по улице. Они оглядывались на неё и ускоряли шаг.
- Девушка, вам скорую вызвать? – спросил, остановившийся возле Марины неравнодушный юноша.
Марина подняла на него свои несчастные глаза и ответила:
- Долзны были узе вызьвать.
- Кто должен? – поинтересовался юноша.
- Елена Ивановна.
Юноша почесал свой затылок и решил, что всё, что мог, он сделал. Совесть его чиста, и можно идти дальше. Правда, с таким толком, он мог бы и не останавливаться. Юноша был умным парнем, но он поленился вникнуть в ситуацию. Он, как и все торопился.
- Ну, ладно, я тогда пошёл.
Неравнодушный юноша отошёл от Марины на несколько шагов, обернулся и посмотрел на неё ещё раз. Раз скорую вызвали – значит всё будет в порядке, - сказал он себе и зашагал прочь.
Марина проводила юношу взглядом, и подумала о том, как хорошо бы сейчас увидеть дедушку, прижаться к его плечу и пожаловаться на маму с папой. В какую-то долю секунды она его увидела. Дедушка смотрел на неё печальными глазами. Марина улыбнулась ему, ожидая, что и он улыбнётся в ответ – но он этого не сделал… Она закрыла глаза и провалилась в темноту.

3.

Участковый милиционер вошёл в квартиру Трусовых. Сделав три быстрых шага, он очутился в зале. На полу валялись пустые бутылки, пробки. В углу стояла мебель, похожая на письменный стол и стулья. На двух кроватях крепким сном спали муж и жена – Константин Иванович и Ирина Петровна - хозяева трёхкомнатной квартиры. Запах мочи, пота, перегара, затхлости – всё это разом ударило в нос участковому.
- О, господи, как здесь воняет! – не выдержал и заорал милиционер, - Вы, что здесь все разом в один момент обосрались?!
В ответ тишина. В зал заглянул любопытный взрослый питбуль, поднял ногу и помочился прямо на линолеум. Вслед за ним забежал щенок дворняжки, затявкал, влетел в лужу, и сел прямо в неё.
- Марсик, Марсик, иди сюда! - в зале появился мальчишка девяти лет по имени Сашка. Его участковый хорошо знал, впрочем, как и всех остальных членов неблагополучной семьи.
Сашка равнодушно посмотрел на милиционера.
- Здравствуйте! – произнёс он, поднял из лужи щенка и прижал его к груди. Щенок замахал хвостом и лизнул Сашкино лицо.
- Да, у вас тут столько животных. Целый зоопарк,- возмутился участковый.
Сашка ничего ему не ответил на это и, молча, вышел из зала.
- Эй, господа, просыпайтесь!
Участковый милиционер подошёл к Константину Ивановичу, схватил его за плечо и стал трясти.
- Костыль, просыпайся!
Константин Иванович открыл один глаз.
- О-ё! Что стряслось? – спросил он, сел в кровати и обнял грязные колени.
- Это я у вас хочу спросить, что опять стряслось. Кто вашей Маринке голову разбил?
Константин Иванович резко выпрямился и стал оправдываться:
- Да, блин, я тут ни при чём. Припёрлись каких-то два хмыря с пузырями, выпили, закусили. Я их не знаю, или плохо помню, кто они такие. Короче, одного переклинило, и он бутылкой по голове Маринке хрястнул.
- А чего ты в дом пускаешь всяких хмырей?
Константин Иванович посмотрел на участкового так, как будто тот его несправедливо обидел.
- Да, я их не пускал! Они сами зашли,- ответил он на несправедливый вопрос милиционера, - У нас ведь замок не работает: заползай, кто хочешь! Я проснулся, зашёл на кухню, а они уже там сидят… Ну и мне, конечно, чуток плеснули… Я ж не знал тогда, что один из них такой агрессивный.
- Да, задолбали вы все меня! – разозлился участковый, - Мне, если честно, уже надоело сюда бегать. Смотрите мне, ещё раз что-нибудь такое случится, всех до одного пересажаю в тюрьму.
- Хорошо-хорошо, Илья Маси…симович. Подобное не повторится, - произнёс свою коронную фразу Константин Иванович, - Я вам обещаю.
- И ещё: наведите здесь порядок, - добавил ко всему сказанному участковый, - У вас воняет жутко.
- Это всё тявки безмозглые виноваты! Суки! Срут и сцут, где попало! – пожаловался несчастный хозяин квартиры.
- Так выгоните вы их. Вам самим жрать нечего, так вы ещё и собак приютили,- ответил на жалобу Илья Максимович.
- Это вы моему старшему отпрыску скажите. Он меня убьёт, если я их хоть пальцем трону, - завыл Константин Иванович.

4.

В красивой, обставленной с любовью, детской спальне у кровати восьмилетнего Вадима опустилась на колени Ольга – его мама.
- Спокойной ночи, сынок, - прошептала она и погладила ребёнка по голове.
- Мама, я не маленький, я сам засну, - ответило на ласку её взрослеющее чадо.
- Цыц, мне! Закрывай глаза, козявка! – среагировала Ольга на этот протест, - Дай маме на тебя налюбоваться.
- Завтра налюбуешься, козявкина мама, - сказал Вадим и захохотал из-за своего остроумия.
- Ладно…. Завтра так завтра, - произнесла Ольга, поцеловала сынишку в щёчку, встала и пошла к выходу. Она остановилась в проёме дверей, посмотрела на Вадима и выключила свет.
Зазвонил мобильный телефон. Ольга достала его из кармана вязаной кофточки, посмотрела, кто звонит, и поднесла к уху.
- Привет, милый. Что, уже, успел соскучиться?
- Нас развернули назад. Поэтому часов через девять я буду дома,- ответил её муж, водитель фуры.
- Ясно, за это время я успею выгнать любовника. Спасибо, что предупредил.
- Всегда, пожалуйста…
Ранним утром Ольга разлила горячий чай в две кружки и закричала:
- Вадим, вставай! Пора в школу собираться.
Она достала из холодильника две пачки творога и сметану, подошла к столу и выложила творог на тарелки, сверху полила сметаной и посыпала сахаром. Вообще-то сметане и сахару она предпочитала мёд или вишнёвый сироп, но было лень спускаться в сырой подвал. Сойдёт и так. Вадимке, как не приготовь, он всё равно будет ковыряться в тарелке и всё не доест. Такой уж товарищ, любит заставить её понервничать.
- Вадим, ты меня слышишь? – закричала Ольга ещё громче.
Вот же чертёнок! Молодая мама вытерла руки о полотенце и почувствовала, что начинает злиться.
- Вадим, вставай! – крикнула она и вышла в коридор.
Какое же у неё на лице появилось удивление, когда она зашла в спальню и увидела, что Вадима в постели нет. Одеяло лежало подозрительно ровно, подушка была взбита и поставлена сверху треугольником. Совсем не похоже на её сына. Обычно одеяло ей приходилось поднимать с пола. Подушки на кроватях ни она, ни муж так никогда не ставили. Странно всё это.
Две, казалось бы, незначительные детали. Точнее непривычные. Но она тут же почувствовала беду.
- Вадим, ты, что, уже поднялся? – растерянным голосом произнесла Ольга, - Ты где? Не пугай маму!
«Мама, я не маленький», вспомнила она слова сына и выскочила обратно в коридор, заглянула в свою спальню, в туалет, в ванную, в зал.
- Вадим! Боже мой, где же ты?! – заорала испуганная женщина.

5.

Спальня Сергея и Сашки Трусовых поражала своей бедностью и отсутствием уюта: две железных кровати, две обшарпанные деревянные табуретки, куча старой одежды в углу и радиоприёмник на подоконнике. На стенах: грязные обои и несколько плакатов современных рок групп.
И всё-таки спальня братьев была не худшей в этой неблагополучной квартире. Сергей пытался сохранить в своём уголке остатки той цивилизации, которая давным-давно исчезла из других комнат. Но, правда, сегодня у него были дела и поважнее. Он поднялся очень рано, собираясь вместе с Витькой прокатиться по указанному на открытках адресу.
Он сидел в куртке на своей кровати и чистил ножом варёную картошку, на табуретке перед ним лежали ещё две картошки и несколько кусочков сала.
- Сашка, вставай! Давай позавтракаем, да я пойду, - крикнул он брату.
В спальню несмело заглянула Марина, у неё на голове красовалась повязка из бинтов.
- Кусать сто есть?
- На, жри! – гаркнул Сергей и бросил сестре картошку.
Марина словила её и стала есть прямо со шкуркой.
Сашка вылез из-под старой шубы, сел на кровати, дотянулся худыми руками до табуретки, взял кусочек сала и положил его в рот. Кусочек растаял во рту и оставил после себя солёный привкус. Сашка строго посмотрел на старшего брата и спросил:
- Ты на работу пойдёшь?
- Нет… Меня уволили.
- Опять, блин, уволили?
- Ешь, малой, и не трепи нервы.
Сергей проглотил картошку, взял кусочек сала и протянул Марине.
- Бери кусок сала и вали отсюда! – рявкнул он.
Марина осторожно взяла протянутый кусочек сала и закрыла за собой дверь.
Через десять минут после этого Сергей уже спускался по ступенькам с третьего этажа на второй. А ему навстречу поднимались трое мальчишек по возрасту ненамного старше Сашки.
- Эй, говноеды, расступитесь! – крикнул Сергей сорванцам и проскочил мимо них.


6.

Витя начал нервничать. Сколько можно ждать! Он стоял на остановке и смотрел в сторону дома Трусовых. Сергей никогда не заставлял так долго себя ждать. Обычно, он появлялся раньше Вити, если они договаривались где-то встретиться. По дороге пролетел милицейский «уазик». Витя проводил его взглядом и заметил, что машина повернула к подъезду Сергея.
Витя, насвистывая какую-то мелодию, поплёлся в сторону дома Трусовых. Ему стало любопытно, что же дорогой милиции понадобилось в подъезде его друга. Из подъезда вывалила толпа людей. Они о чём-то громко, перебивая друг друга, разговаривали. Проходя мимо старушек, Витя услышал, как одна из них произнесла:
- Ну и звери, ну и животные! Среди бела дня вытворить такое!
Витя ускорил шаг и зашёл в подъезд. Он быстро поднялся на второй этаж и увидел между третьим и вторым этажом своего друга. Сергей лежал животом на ступеньках, лбом касаясь лестничной площадки. На него смотрели два милиционера, один из них показывал пальцем на страшную багровую кашу – кровавое мессиво – на затылке парня.
- Интересно, чем ему это зарядили?
Витя взглянул на голову Сергея, прислонился к стене и медленно сполз вниз.
- Серёга, кто ж тебя так? – прошептал он, всё ещё не веря своим глазам.


7.

Андрей – старший брат Вити Корпагина – сидел за столом в их общей спальне и читал газету. В отличие от ботаника Витьки, он был спортивным парнем, и всё своё свободное время уделял тренировкам по рукопашному бою. Андрей никогда не выбивался из графика и относился к своему любимому занятию очень серьёзно. Однако в этот раз он специально пропустил тренировку и дождался Витьку. На то у него были серьёзные причины.
Витя вошёл в спальню с пакетом в руках, в котором просвечивалась бутылка водки. Он стал к Андрею спиной, достал из шкафчика пол-литровую бутылку пива «Очаково», и медленно опустил её в пакет. Раздался звон стекла: бутылка ударилась об бутылку. Витя вздрогнул и замер.
- Витёк, хорош водку жрать! Ты уже четвёртый день не просыхаешь.
Витя злобно оглянулся на Андрея и ответил ему:
- Отвали!
- Даже не подумаю! Мне мать сказала, чтоб я с тобой серьёзно поговорил по этому поводу.
- Считай, что поговорил!
Андрей встал из-за стола и кивнул:
- Не вопрос. Только я тебе ещё для верности твои бутылки поразбиваю и по шеи раза три наподдам.
Андрей с угрожающим видом шагнул к брату.
- Слово даю, водку пить не буду,- вскричал Витька и отступил на два шага назад.
- Тогда зачем берёшь её с собой? - не поверил ему Андрей.
- Для дела нужна.
- Для какого дела, Витёк?!
- Узнать хочу! Кто?! И с какой целью убил моего лучшего друга?!
- Тоже мне Шерлок Холмс нашёлся!
- А что тебе не нравится?- огрызнулся Витя.
- Хочешь услышать от меня правду?
- Ну, давай, выкладывай! – громко вздохнул Витя. - Всё равно ж, не отстанешь.
- Да, просто мне смешно на тебя смотреть, - произнёс с презрением Андрей. – Ты всегда за всё так рьяно хватаешься, только вот запала твоего на долго не хватает. Всё, за что ты серьёзно брался – ничего так и не довёл до ума. Скажешь, я не прав?
- Иди ты, умник нашёлся!
- Прав… ещё как прав! – захохотал Андрей – А вот ещё одна проблемка. Скажи мне, а если ты вдруг встретишься лицом к лицу с убийцей своего друга, что ты ему сделаешь? Буську в щёчку дашь? Ведь ты за всю жизнь ни разу никого толком кулаком по носу не ударил… А тут на тебе – решил убийцу друга самостоятельно вычислить и словить. Герой прям таки!
Витя почувствовал, как гнев приливает к его лицу. Он резко развернулся, вышел из комнаты и хлопнул дверью.
- Чё, сосунок, как запахло жареным, так ты сразу дёру? – закричал вдогонку Андрей.- Сидел бы ты лучше дома, да помогал бы мамке тарелки мыть.

8.

Витя Корпагин несколько раз постучался в квартиру Трусовых. Дверь ему открыла Ирина Петровна. Она заметила в руках парня пакет с двумя бутылками и ещё с чем-то. Затуманенный взгляд Ирины Петровны сразу же стал проясняться, и она запыхтела как паровоз:
- О, Витечка, как я радая, что ты нас не забываешь.
- Здравствуйте, я вас проведать пришёл.
- Проходи, Витечка! Проходи, солнышко!
Ирина Петровна повернулась и шатающейся походкой двинулась на кухню. Витя закрыл входные двери и зашагал вслед за ней. Господи, когда ж она последний раз мылась? Неужели, помыться – это такая проблема? Даже, если воду горячую отключили за неуплату - есть же газ – и воду можно подогреть. Насколько надо себя не любить, чтоб так запустить?
Витя, подавил, надвигающуюся тошноту, понимая, что минут только через десять,
он сможет спокойно дышать в этой квартире. В гости к Сергею он заходил редко, старался избегать подобного стресса. Ему всегда казалось, что обитающая здесь вонь моментально впитывалась в тело каждого, кто сюда заходил.
Витя достал из пакета бутылку водки, бутылку пива и небольшой кусок сала. Ирина Петровна при этом неотрывно смотрела на бутылку с водкой. Всё остальное интересовало её намного меньше.
- Хороший ты, мой мальчик, давай помянем нашего Сергея, - поторопила она Витю, - Как тяжело мне, матери, потерять взрослого сына.
В кухню зашла Марина.
- Я тозе буду с вами кусять.
- Мариночка, привет,- улыбнулся девушке Корпагин.
- Марина, брысь! Уйди! – совсем не обрадовалась появлению умственно отсталой дочери на кухне Ирина Петровна,- Пока не получила по голове чем-нибудь.
- Да не гоните вы её, она мне не мешает, - заступился за сестру Сергея Витя, - Знаю, что вам тяжело, поэтому и пришёл вас поддержать. А куда Светлана с Сашкой пропали?
Марина села на табуретку и с нежностью посмотрела на Витю, на лице её появилась радостная улыбка.
Ирина Петровна открыла бутылку с водкой, взяла со стола два грязных стакана и подошла к раковине, включила воду и сполоснула их.
- Светка в школе. Сашка на улице бегает, попрошайничает, бесстыдник, можно подумать, что не кормлю его, - ответила она на вопрос, - Сегодня опять в школу не пошёл, прогульщик.
Затем вернулась к столу и поставила на стол два недомытых стакана. Витя посмотрел на них и замотал головой.
- Я водку пить не буду. А то мне от мамки влетит по пятое число. Я у неё в последнее время на плохом счету.
Глаза Ирины Петровны радостно сверкнули, и на её лице появилась еле заметная улыбка.
- Правильно, Витька, рано тебе ещё горькую пить.
Витя достал нож из ящика стола и начал прямо на столе нарезать сало.
- Наливайте себе. А я пока сала нарежу. Хлеб у вас есть?
Ирина Петровна развела руками, и даже не стала смотреть, есть ли у неё хлеб.
- Ой, нету, наверное. Забыла вчера купить, - произнесла она и налила пол стакана водки.
Витя дорезал сало и этим же ножом открыл бутылку пива.
- Ничего страшного, - пробормотал он.
Ирина Петровна подняла свой стакан.
- Давай, сынок. Слёз уже не хватает, чтобы выплакать материнскую боль и утрату.
Ирина Петровна разом осушила стакан. А Витя проглотил комок, подступивший к горлу.
- Пусть ему будет там хорошо, - сказал он и почувствовал, как на глазах навернулись слёзы.
Витя сделал пару глотков пива. Ирина Петровна схватила со стола несколько кусочков сала, кинула себе их в рот и быстро заработала челюстями.
- Будет…. Бог – он есть там на небе,- брызгая слюной, заговорила она, - Он всё видел и всех накажет, кто сделал больно моему сыну… сыночку.
Витя протянул Марине несколько кусочков сала.
- Ешь, Маринка, а то мы сейчас всё съедим.
Марина взяла из рук Вити сало и стала молча есть. Ирина Петровна налила себе чуть меньше пол стакана водки и выпила, занюхав рукавом грязного халата. Витя сделал ещё несколько глотков пива.
- Ирина Петровна, расскажите что-нибудь о себе, о Серёжке. Может у вас фотографии какие есть?
Ирина Петровна вытерла руки об халат.
- Есть, радость моя, есть. Я тебе много чего могу рассказать, - ответила она и вышла из кухни.
Витя резко повернулся к Марине:
- Марина!
Умственно отсталая девушка испуганно посмотрела на него.
- Да? – отозвалась она.
- Марина, твоего брата кто-нибудь бил, обижал в последнее время?
- Никто не бил….
- Ясно, - прошептал Витя.
Ирина Петровна вернулась с кипой фотографий, положила все фотографии на грязный стол и показала первую сверху фотографию Вите.
- Вот это мой папа, он был хорошим хирургом, его очень уважали друзья по работе. Но умер он рано, подвело слабое сердечко. А это вот мама, - Ирина Петровна показала следующее фото, - она всю жизнь проработала в саду, детишек воспитывала. Когда умер папа, мать начала пить горькую и, чтобы она одна не спилась, я частенько составляла ей компанию.
Ирина Петровна достала из стопки ещё одну фотографию и с удовольствием погрузилась в воспоминания:
- Вот мой муж в молодости - очень интересная личность, работал преподавателем в университете. Кстати, про такую любовь, как у нас была, пишут книги. Такая бывает одна на миллион…
Ирина Петровна налила себе немного водки.
- Ну, давай ещё помянем Серёжку, - пьяным голосом предложила она.
Витя чокнулся бутылкой об её стакан.
- Давайте,- согласился он.
- Витя, когда пьют за покойников, то не чокаются, - сделала серьёзное замечание мать Сергея Трусова.
- Извините, я не знал.
Ирина Петровна выпила из стакана водку и в приступе пьяной нежности погладила Витю по голове.
- Ничего страшного, Витечка, - произнесла она заплетающимся языком.
- А где сейчас обитает дядя Костя – отец Серёжки? – спросил Витя, - Что-то его не видно.
Ирина Петровна пожала плечами.
- Пропал он… После похорон Серёжки я его только несколько раз видела. Забухал где-то по-чёрному. Теперь его не скоро жди.
Витя посмотрел на Ирину Петровну, подумал о чём-то.
- Скажите, Ирина Петровна, а Серёжка не жаловался на какие-нибудь проблемы? Ему никто не угрожал в последнее время?
- Да, нет. Всё было как обычно. А потом бац - и на тебе!
- Может с отцом какой конфликт был? Не ругались они в последнее время?
Ирина Петровна с грустью стала рассматривать дно пустого стакана, думая о чём-то.
- Они постоянно ругались. Серёжка неоднократно на батьку руку поднимал. Но я его не виню за это. Чаще батька сам был виноват. Получит пенсию по инвалидности, и через три дня её уже нет. А Сергей думай, где жрачку раздобывать!
Витя громко вздохнул.
- Не подскажите мне всё-таки, где мне можно попытаться найти дядю Костю? Хочу с ним поболтать о жизни, о Серёжке.
- Зайди в сорок четвёртую квартиру в доме, что напротив детского садика. К Рыжакову, его собутыльнику, - посоветовала мать Сергея Трусова, - У того никогда водка не кончается. Может быть он там.
- Ирина Петровна, можно я загляну в Серёжкину комнату, и в его вещах пороюсь? - спросил разрешение Корпагин.
- Да, сколько хочешь, - согласилась Ирина Петровна, - А я пойду посплю…. Что-то меня развезло.

9.

Ольга Макарова договорилась встретиться с оперативником Максимом Ивашиным на стоянке возле отделения милиции.
- Максим, - произнесла Ольга, как только села к нему в машину, - я с ума сойду, если сегодня же не увижу своего ребёнка. Я больше не могу ждать и надеяться. Отец мне сказал, что вы обязательно поможете.
Ивашин побоялся даже посмотреть в глаза Ольги. Четыре дня поиска и никаких результатов. Говорить ей об этом не стоило, она и так была готова шлёпнуться в обморок при любом неосторожном слове. Руки у Ольги тряслись, лицо было белее мела. Достаточно на неё один раз взглянуть, чтоб понять: женщина на грани истерики. Ещё чуть-чуть и будет очередной нервный срыв.
- Вы не переживайте,- пробормотал Ивашин, - мы делаем всё необходимое.
- Максим, мой случай единичный или были в последнее время похожие?
- Да, вроде, нет.
- Может, это ради выкупа?
- Сейчас трудно делать какие-либо выводы. Одно хорошо: дело поручили Хмельницкому. А он толковый мужик, хоть и неприятный чуток.
- Он уже нам звонил, - сообщила Ольга. - Сказал, чтоб немедленно появились в его кабинете.
- Идите тогда к нему, - поторопил её Ивашин. - Он не любит ждать.

Старый 10.01.2015, 00:13 #2    
Новичок
 
Регистрация: 11.06.2013
Сообщений: 0
Репутация: 0
10.

Витя сел на пол рядом с кроватью Сергея и вытянул из-под неё открытую картонную коробку. В этой коробке Серёга прятал всякие нужные вещи. Витя обратил внимание на уже знакомые открытки с изображением домашних животных – их было две стопки. Витя взял одну из стопок в руки и прочитал вслух, что написано на первой открытке:
- Уважаемый Константин Иванович, приглашаем вас, посетить приют для животных. Приезжайте по адресу: Озёрское шоссе, двенадцать. Мы вас встретим и проведём экскурсию.
Витя взял другую стопку открыток и перевернул верхнюю:
- Уважаемый Константин Иванович, настойчиво приглашаем вас, посетить приют для животных. Приезжайте по адресу: проспект Никитина, восемнадцать. Мы вас встретим и проведём экскурсию.
Заскрипела и слегка приоткрылась дверь. В спальню вошёл питбуль, приблизился к Вите. Тот погладил собаку по голове и поделился своими мыслями:
- Вот, что странно, Цезарь, адреса то совершенно разные.
Витя спрятал открытки во внутреннем кармане своей куртки и отправился к Рыжакову.

11.

Хмельницкий – седой невысокий мужчина лет пятидесяти крепкого телосложения - что-то помечал в записной книге. И причём очень долго. Наконец-то он опять поднял на Ольгу въедливые серые глаза и задал очередной вопрос:
- Вы не ругали в последнее время своего сына, не били его?
- Да, что вы! – воскликнула женщина. - Он у нас тихий и спокойный мальчик.
Хмельницкий резко хлопнул кулаком по столу. Ольга аж подскочила на своём стуле, она не ожидала от оперативника такой реакции.
- Тихим и спокойным мальчикам, - прохрипел он, - тоже иногда достаётся от родителей.
- Нет. Всё у нас было хорошо, - затараторила женщина. - И спать он ложился счастливым. Я видела, что всё с ним в порядке.
- Не надо мне тут песни петь, мамочка! Просто так дети по ночам не исчезают.
Лицо Ольги перекосилось, она бросилась к столу и схватила Хмельницкого за руки.
- Помогите, я вас умоляю. Найдите мне моего сына. Я всё для вас сделаю. Денег дам столько, сколько попросите. Квартиру продам.
- Тихо мне! – разозлился Хмельницкий и вскочил со стула - Развылась!
- Только помогите!
- Все вы по началу так воете. А потом узнаются интересные детали.
- Я не понимаю о чём вы?! – растерялась Ольга.
Хмельницкий протянул Ольге чистый листок бумаги и ручку.
- Пишите мне заново адреса и фамилии всех ваших знакомых и родных. Друзей вашего ребёнка мне всех укажите.
- Я поняла… поняла.
- Не забудьте мне ни одного человечка…. И ещё: почему я до сих пор не вижу вашего мужа в своём кабинете?!

12.

Витя поднялся по лестнице и подошёл к сорок четвёртой квартире. Дверь открылась прямо перед его носом, и из квартиры вышли Кирилл и Семён – парни лет семнадцати. Витя хорошо знал обоих. Они жили в его дворе.
- Рыжаков, гнида, на спирт цену поднял,- сообщил Вите Семён.
- Он знает, что всё равно никуда не денемся и купим, - вместо приветствия выкрикнул Кирилл.
Кирилл и Семён стали быстро спускаться по ступенькам вниз, а Витя осторожно заглянул в квартиру Рыжакова и увидел накаченного здорового мужика, который стоял в коридоре в семейных трусах и тельняшке, и пересчитывал полученные от продажи спирта деньги.
- Можно к вам зайти? – спросил у него Витя.
- Заходи, – разрешил Рыжаков, - Что интересует: спирт или самогон?
Витя смущённо улыбнулся:
- Ничего из этого не интересует. Если честно, то я по другому делу.
Рыжаков быстро спрятал деньги в карман.
- По какому другому? Травки у меня нет. С вами наркоманами дело иметь бесполезно. Сегодня купите, завтра ограбите.
- Что вы?! Я не наркоман! Разве похож?
- Тогда чего тебе надо? - поинтересовался Рыжаков.
- Я друг покойного Сергея Трусова, ищу его отца. Мне его помощь нужна. К вам он не заходил?
- Ты знаешь, дружок, ничем тебе помочь не могу, - сказал мужик в тельняшке, - Костыль пропал сразу же после похорон.
- Вы даже предположить не можете где он?
Рыжаков пожал плечами.
- Сдох где под забором…. Он никогда дальше нашего района не удалялся. Ко мне каждый день заходил….
Рыжаков почесал зад и продолжил:
- У него был простой маршрут: приёмный пункт стеклотары, квартира Рыжакова и домой - спать. Ну не мог же он заблудиться в собственном районе и потерять дорогу к точке, где ему дают на вексель….
- Спасибо, - поблагодарил Рыжакова за ответ Витя, - Я всё понял. У вас железная логика.

13.

Сашка стоял возле входных дверей в магазин и с мольбой смотрел на прохожих. В его кепке лежало несколько мелких помятых купюр. Сашку сильно шатало, перед глазами всё было каким-то нереальным, расплывчатым. В желудке жгло, а денег, что лежали в кепке, не хватало даже на маленькую булочку.
- Подайте, пожалуйста, на хлеб. Очень кушать хочется, - закричал мальчишка, когда увидел приближающуюся к дверям магазина грузную женщину.
Она остановилась и с презрением посмотрела на Сашку:
- Верю, дорогой, что хочется. Всем людям хочется кушать. Иди домой к мамке, пускай тебя накормит.
Сашка виновато опустил взгляд в землю.
- Не накормит она меня, - прошептал он, - Если я ей денег не принесу – реально не накормит….
- Все вы так говорите, а потом деньги абы на что тратите, - повысила голос женщина - Работать надо, а не попрошайничать! Так своей мамке и скажи!
Сашка отвернулся и сжал свои тонкие пальчики в кулачки, глаза его налились кровью, стали злющими. Он вновь повернулся к женщине и выкрикнул:
- Иди в жопу, дура! Сама иди работай!
Женщина осуждающе повертела головой и вошла в магазин. Внезапно на лице Сашки появилась грустная улыбка. По ступенькам к магазину поднималось несколько человек, среди которых он увидел Витьку Корпагина. Вот у кого я попрошу денег на булку,- подумал голодный мальчишка,- Витька даст, он не жадина. Сашка сделал несколько шагов в сторону Вити.
- Привет, Сашка! – сказал Витя и пожал младшему брату Сергея Трусова руку.
Сашка шмыгнул носом.
- Привет, Витя!
- Как твои дела?
Сашка посмотрел на Витю.
- У меня, блин, всё хорошо, - ответил он, и его синие губы при этом скривились.
Сашка расклеился на глазах, по щеке побежало несколько слёз, и стало видно, какая сильная боль таится в его сердце.
- Эй-эй, Сашка, я к тебе по очень важному делу, а ты сразу в слёзы! – упрекнул его Витька.
Сашка вытер рукавом куртки слёзы.
- По какому делу? – спросил он.
Витя взял его за руку и потянул вниз по ступенькам.
- По очень серьёзному и мужскому делу. Обещай, что ты меня в этом деле никогда не подведёшь.
И всё-таки Сашка постеснялся попросить у Витьки денег на булку, хотя понимал, что он сойдёт ночью с ума от голода. Стало почему-то стыдно. К нему обратились по очень серьёзному делу, как к совершенно взрослому и уважаемому человеку, а он тут вдруг возьмёт и станет попрошайничать.
- А что за дело-то? - переспросил он, осознавая, что Витька забирает у него последние минуты, оставшиеся до закрытия магазина.
- Пошли ко мне домой, я всё тебе подробно объясню, - неожиданно предложил Витя, и у Сашки в душе затеплилась надежда, что друг Сергея напоет его хотя бы чаем.
14.

Кирилл и Семён поставили перед диваном стол-книгу, раскрыли его, постелили скатерть и принесли из кухни нарезанную закуску, селёдку под шубой и картошку с котлетами в глубокой тарелке. Кирилл нарезал на доске хлеб, а Семён вылил спирт из полулитровой бутылки в трёхлитровую банку.
- Что-то пацаны задерживаются,- разволновался Кирилл.
- Твои родаки точно не надумают вернуться с дачи? – на всякий случай спросил Семён.
- Не бойся. Не надумают, - ответил Кирилл и раскинул хлеб на столе между тарелок.
Семён поставил пустую бутылку из-под спирта под стол и налил из графина в трёхлитровую банку обычную воду.
- Давай тогда по одной за мою денюху, - предложил он.
- Наливай! – согласился Кирилл.
- Подожди, сейчас реакция пройдёт, - сказал Семён и помешал спирт длинной деревянной ложкой.
Семён посмотрел на трёхлитровую банку, и муть в ней, словно по волшебству, пропала. Семён налил разбавленный спирт из банки в две рюмки до краёв. Кирилл и Семён взяли рюмки в руки и чокнулись.
- За тебя, мой друг!- выпятив вперёд грудь, важно произнёс Кирилл, - Желаю, чтобы все твои мечты сбылись….
Кирилл залпом выпил свою рюмку, поморщился и подавил рвотные позывы.
- Спасибо, дружище! – вскрикнул Семён, выпил свою рюмку, схватил со стола кусочек нарезанного огурца и закусил. - О, боже, какая гадость! Тебе не кажется, что спирт чем-то отдаёт… Фе! Фу! - скривился он, - Каким-то одеколоном…
- Ничего страшного, пить можно, - заверил его Кирилл.

15.

Хмельницкий отодвинулся от стола и закурил сигарету. Сделал длинную затяжку, выпустил облако дыма и почувствовал, как неприятно запершило в горле. Он стряхнул пепел в пепельницу и взглянул на Игоря Макарова с нескрываемой злостью.
- Я когда вас попросил явиться ко мне?
- Как смог, так явился, – огрызнулся отец Вадима.
Оперативник чуть не подавился дымом от такого грубого ответа.
- Я попрошу впредь являться в точно назначенное мною время,- сказал он, и его лицо покрылось красными пятнами.
- Я не терял время: искал сына, - стал объяснять Игорь. - Ходил по его друзьям. В школу несколько раз заглянул. По подвалам близлежащих домов походил.
- И, что, нашли?
Игорь проглотил ком, подступивший к горлу.
- Нет. Но я не собираюсь сидеть, сложа руки. И на вас я тоже не надеюсь. Четыре дня прошло, а у вас никаких результатов.
- Это вы так думаете, - сказал с улыбкой Хмельницкий. - А результаты кое-какие есть.
- И какие же?
- Я нашёл дело, похожее на ваше.





16.

На кухне Витя усадил Сашу за стол, а сам стал в сторонке у окна. Сашка сразу же набросился на горячий борщ со сметаной, он выцедил его из тарелки весь до капельки и проглотил весь хлеб, что лежал нарезанным на столе.
- Значит так, Санька, - произнёс Витька, - Твой брат, когда ещё был жив, оставил мне очень много денег….
Сашка медленно поднял голову от тарелки и неверящими глазами посмотрел на Корпагина.
- Но денег, пока ты не подрастёшь и не станешь взрослым, как я, сказал тебе не давать, - добавил к сказанному Витя.
- Почему? – удивился Сашка.
- Маленький ты ещё, потому что,- объяснил ему Витя, - Первое, что он попросил, чтобы ты это держал в секрете. Обещаешь?
- Обещаю.
- Второе, три раза в день, если ты не в школе, а если в школе, то после уроков и обязательно вечером, ты будешь приходить сюда, в этот дом, и кушать. И ни разу, ни меня, ни своего брата, в этом плане не подведёшь. Обещаешь?!
- Обещаю! – произнёс Сашка и заплакал. – Реально обещаю.
- И никого здесь, дружок мой, не стесняйся. Все, кто здесь живёт, всегда будут рады твоему приходу и всегда тебе откроют дверь.
- Хорошо, я не буду никого стесняться, - прошептал, глотая слёзы, Сашка, - И никогда тебя не подведу.
Витя подошёл к Сашке и погладил его по голове.
- Ну что ж. Пацан сказал, пацан сделал. Давай пять!
Витя выставил свою ладонь, и Сашка со всей силы хлопнул по ней своей.

17.

- В чём схожесть этих дел? – поинтересовался Игорь у Хмельницкого.
- Ровно пол года назад пропал Антон Долатов, - поведал ему оперативник. - Мальчишка девяти лет. Он не вернулся домой со школы.
- Его так и не нашли?
- Не нашли, - вздохнул Хмельницкий.
- А по подробней можно? Чем исчезновение Вадима похоже на исчезновение Антона?
- Пропавшие дети одинакового возраста. Почти что. Разница не большая.
- И это всё? – удивился Игорь.
- Это не всё. Это уже кое-что. Пропавшие дети - мальчики.
- Это всего лишь тупые совпадения.
Хмельницкий грустно посмотрел на Игоря и кивнул.
- Может быть.
- Ладно, простите. Вы не могли бы дать адрес родителей этого Антона?
Хмельницкий взял со стола записную книжку, открыл её на последней записи.
- Записывайте, - сказал он.

18.

- А теперь скажи мне, Сашка, где мне найти твою сестрёнку Свету? – неожиданно для Сашки задал серьёзный вопрос Витя.
- Я не знаю,- ответил Сашка и испуганно уставился на Витю, - Светы нету, она куда-то пропала.
- Как пропала? – вскрикнул Витя, - Мама твоя сказала мне сегодня, что Света в школе. Разве это не так?
- Мама всем так говорит, - стал объяснять Сашка, - Но на самом деле Света давно уже не ходит в школу. Когда она ходила в школу, то домой всегда приходила уроки делать.
Ошеломлённый известием Витя опустился на табуретку и внимательно посмотрел на Сашку.
- А сейчас не приходит?
- Давно, блин, уже не приходит. Я её с осени не видел, - пояснил Сашка.
- И, что, всё это время никто не интересовался её пропажей? Что даже со школы никто не приходил?
- Сначала много кто интересовался, но потом вдруг перестали интересоваться.
Витя скривился от удивления и замотал головой:
- Вот тебе номер. Пропал человек, и никто не волнуется по этому поводу.

19.

Хмельницкий зашел в квартиру Макаровых без спроса: не позвонил, не постучал, а просто нажал на ручку и потянул на себя дверь. Ольга сидела за столом на кухне. Заплаканная, осунувшаяся. В раскрытой ладони у неё лежало несколько таблеток. Она словно застыла и смотрела в никуда.
- Это опять я, - обрадовал её Хмельницкий своим появлением.
Ольга бросила на него усталый измученный взгляд.
- Я вижу, - пробормотала она.
- Я хотел бы задать вам ещё пару вопросов.
Ольга положила таблетки в рот и запила водой. Как же достал её этот мерзкий опер. Если б за убийство людей не наказывали, она б его точно убила. Прямо тут – на кухне. Взяла бы острый нож и воткнула его в хриплую глотку.
- Я очень плохо себя чувствую, - вместо этого сквозь зубы сказала она.
Хмельницкий сел напротив неё.
- Ольга, объясните мне, как так получилось, что вы не услышали, как ушёл из дома ваш сын?
- С чего вы взяли, что он ушёл? – вскрикнула мать Вадима. - Может, его похитили?
Хмельницкий неприятно улыбнулся и уставился в её глаза. Она не выдержала и отвела взгляд.
- Чего вы так на меня смотрите? Я вас не понимаю.
- Хорошо, если вам так хочется, я поставлю вопрос по-другому, - повысил голос Хмельницкий. - Объясните, как это так получилось, что вы не услышали, как похищали вашего сына.
- Я спала.
- Вы на ночь пьёте снотворное?
- Нет же!
Хмельницкий встал из-за стола, понимая, что больше ничего интересного для себя не услышит.
- Знаете, мамаша, - произнёс он,- ищите своего сыночка сами. Не хотите мне рассказывать правду – ваши трудности!
- Что вы ко мне прицепились? – взвизгнула Ольга.
- Скажите мне прямо! У вас есть любовник! И вы не ночевали этой ночью дома.
- Да, как вы смеете: подозревать меня в таком?!
- Я не люблю, когда меня водят за нос. Вы утверждали, что уложили сына спать и сами легли. Утром проснулись – сына нет.
- Так оно и было.
Хмельницкий схватил Ольгу за подбородок и приподнял его, чтоб она смотрела прямо ему в глаза.
- Слушай, сучка! У тебя дитё пропало, а ты за свою шкуру волнуешься.

20.

Сашка печальными глазами взглянул в сторону кухни. Там играла гармонь, и гремел голос матери. Она, надрываясь изо всех сил, вопила пьяным голосом: «как упоительны в России вечера…».
Сашка плюнул на пол и, опустив голову, поплёлся по коридору. А Ирина Петровна, сидя на обшарпанной табуретке по середине кухни в дырявых трусах и в лифчике, орала всё ту же песню. На неё пялились два полураздетых мужика с наколками на шее, плечах, груди и руках. На столе стояла початая литровая бутылка водки и рядом с ней лежали замусоленные карты. А так же на нём можно было увидеть остатки сала, которое принёс Витька, чтоб бедные Трусовы не голодали. Оно очень хорошо пошло в качестве закуски.
Дворник Лёша от души наяривал на гармони.
- Давай, хозяйка, давай! – подбадривал он.
Один из бывших зеков вставил пальцы в рот и засвистел.
Ирина Петровна под свист стянула с себя лифчик, запрыгнула на табуретку. И закрутила им над головой, хвастаясь своими обвисшими грудями.
Дворник Лёша резко перестал играть.
- Ну, как вам наша примадонна?! – закричал он. - Скоро пятьдесят стукнет, а она ещё та цыпочка.
Два бывших зека, совсем недавно освободившиеся, заржали и стали хлопать в ладоши.
Сашка, тем временем, в своей спальне достал из карманов три кусочка хлеба и три сосиски, и спрятал всё это под подушкой.

21.

- Я вам клянусь,- зарыдала Ольга, - я спала!
- Сыну это будешь говорить, - продолжал давить на неё Хмельницкий, - когда через неделю найдёшь его мёртвым.
- Ваше дело – не верьте!
- Ладно! Закрыли тему! Мне надо осмотреть комнату вашего сына.
- Идите, осматривайте, - закричала в истерике Ольга, - кто вам не даёт?! Может, найдёте мои отпечатки пальцев на окровавленном топоре, которым я ему отрубала голову после того, как потрахалась с любовником.
- Очень смешно,- прохрипел Хмельницкий и вышел из кухни.

22.

Голова у Витьки распухла от боли. Уже битых три часа он не вылезал из интернета и не давал брату спать. Андрей вздохнул, повернулся с одного бока на другой, затем не выдержал и сел в постели:
- Малой, хватит! Давай, закругляйся!
Витя что-то набрал на клавиатуре, и очень громко нажал клавишу «Ввод».
- Витька, я кому сказал! Мне, между прочим, завтра рано вставать! – повысил голос Андрей.
- Извини, Андрюха.
Витя щёлкнул правой кнопкой несколько раз, и монитор погас.
- Вить, я всё понимаю: у тебя друга убили. Но поверь мне, глупо пытаться самому в этом разбираться. Ведь у тебя же нет никаких зацепок.
Витя встал, подошёл к своей тахте и стал расстилать постель.
- Ты не прав, - грустно улыбнулся он, - У меня уже есть кое-какие зацепки.
- Слушай, а что этот Сашка теперь постоянно будет приходить к нам кушать? – поинтересовался Андрей, - И утром, и днём, и вечером?
Витя весь напрягся, ожидая подвоха со стороны брата. Он лёг на свою тахту и накрылся одеялом.
- А ты что-то против этого имеешь? – выдержав паузу, спросил он.
- Да, нет… Не имею… Меня просто прикалывает байка про брата, который оставил ему много денег. Ничего поумней, ты придумать не мог?
- Отстань, Андрюха, что придумал, то придумал, - стал закипать Витя, - Это мои трудности…
Андрей посмотрел на брата с каким-то высокомерием. И Витя почему-то вдруг почувствовал свою вину в том, что он ещё не зарабатывает денег.
- Ладно, не обижайся, кусок чёрствого хлеба для этого малого у нас всегда найдётся. Пускай приходит, – зевая, произнёс Андрей, - Только ты его приучи за собой тарелку мыть, а то он какой-то не от мира сего. Не приучен ни к чему житейскому.
- Не переживай, - огрызнулся Витя, - Приучу… Хотя он не животное, а человек. И
сам догадается, что за собой необходимо убираться.

23.

Семён лежал на диване и выпученными глазами смотрел в потолок. Над ним склонился милиционер-фотограф и сделал несколько снимков.
- Жаль мальчишек, недолго они веселились, - сказал он и переместился к Кириллу – тот лежал на полу. По нему было видно, что его перед смертью очень сильно скрючило от боли.
Милиционер-фотограф вздохнул и добавил к сказанному:
- Им, наверное, даже шестнадцати нет.
- Двумя алкашами на земле стало меньше, - прохрипел Хмельницкий, который мечтал побыстрее оказаться дома. Время уже давно перемахнуло за час ночи, а ему приходилось стоять тут у форточки, курить и изображать из себя старшего опергруппы.
- Скажешь тоже, - буркнул эксперт-криминалист Пыжиков, надел на руки перчатки, достал оставленную под столом полулитровую бутылку из-под спирта, махнул рукой над горлышком и принюхался. - Знакомая радость, - сделал вывод он, - Хит сезона: стеклоомыватель «Весёлое солнышко».
- Видно, что умерли в муках, - сказал Хмельницкий. - Минут пять точно корчились от боли, прежде чем ласты склеить.
Фотограф взглянул на Кирилла и сразу же представил своего сына, который запросто мог оказаться в компании этих двух мальчишек.
- И живёт же где-то эта гнида, - пробормотал он и покрутил головой, - которая продаёт глупым подросткам вот такую гадость.
- И знаешь, что самое главное обидно, - заметил Пыжиков, - что эта гнида свободно ходит по земле, здоровается за руки с нормальными людьми и улыбается им, как ни в чём не бывало.
Хмельницкий глубоко затянулся и выпустил струю дыма.
- Нет, обидно другое: то, что многие знают, чем занимается эта гнида, но не сдают его из-за каких-то ложных убеждений или из-за дружеских соседских отношений. А это
животное, благодаря вот таким добрым законопослушным гражданам, наслаждается жизнью и творит свой беспредел.


24.

Сашка Трусов встал очень рано, покормил хлебом Цезаря и Марсика. И благодарные собаки стали вылизывать ему руки.
Сашка достал из кармана кусочек хлеба и сырую сосиску.
- Так, всё, отстаньте! – прикрикнул он на собак, - Пойду ещё Маринку покормлю. Она тоже есть хочет.
Сашка прошёлся быстрым шагом по коридору с сосиской и кусочком хлеба в руках, открыл двери в спальню к Маринке и увидел, что там её нет. В спальне стояли две кровати, а на них лежали подушки без наволочек и тонкие покрывала.
- Мариночка, ты где? – закричал на всю квартиру Сашка, он знал, что сестра встаёт сама намного позже. От неприятных предчувствий у него защемило сердце.
За спиной Сашки появилась Ирина Петровна.
- Чего орёшь? – спросила со злостью в голосе она.
- Мам, а где Маринка?
- Я не знаю. Она вчера куда-то вечером вышла и домой ночевать не пришла.
На глазах Сашки заблестели слёзы.
- Мама, блин, где Маринка! – завыл он, - Она ж больше чем на пол часа из дома никогда не отлучается. И дальше нашего подъезда никуда не уходит….
Ирина Петровна тяжело вздохнула, вырвала из рук Сашки хлеб с сосиской, откусила сосиску и половину хлеба и всё это быстро прожевала.
- Что ты разорался? За вами разве уследишь! Хоть пару дней в хате одним голодным ртом меньше будет… Никуда не денется твоя Маринка. Рано или поздно дорогу домой найдёт…

Старый 10.01.2015, 00:14 #3    
Новичок
 
Регистрация: 11.06.2013
Сообщений: 0
Репутация: 0
Часть вторая. Грань

За этой гранью человек уже не человек…

1.

Витька разложил на столе открытки с домашними животными. Мысли о них не давали ему покоя. Он чувствовал, что они помогут узнать того, кто убил Сергея. Ведь не просто так, от «делать нечего», кто-то отправлял их семье Трусовых.
Каждая домашняя зверюшка смотрела с открытки несчастными грустными глазками. Так и хотелось спросить: «Господи, ну что же ты такая невесёлая? Совсем что ли некому тебя пожалеть?»
Двери в спальню тихонечко приоткрылись, и Витя увидел улыбающееся лицо матери.
- О, лапулька, ты уже поднялся, - обрадовалась она. - Сгоняй-ка в магазин, а то твой дружок вчера весь батон утоптал. Чай не с чем попить.
- Хорошо, мамуль, я мигом.
Мама порылась в карманах халата и протянула Вите крупную купюру.
- Витя, только сдачу обязательно верни.
- Обижаешь мамка, - произнёс Витька и стал натягивать на себя шерстяной свитер, - Когда это я тебе сдачу не возвращал?
- Иди уже, возвращатель!
- Понял, товарищ главнокомандующий. А если батона не будет, булочки прокатят?
- Ещё пять минут вопросов и уже ничего не прокатит. Дуй по быстрому.
В приподнятом настроении Витька направился в магазин. Однако его настроение быстро упало. Из-за деревьев, растущих возле дома, который ему пришлось проходить, вышел лысый парень с рыжей щетиной на лице и двинулся вслед за ним. Корпагин сразу почувствовал, что этот товарищ не случайный прохожий и ускорил шаг. Его преследователь сделал то же самое, на ходу он несколько раз посмотрел по сторонам, разочек обернулся и достал из кармана кожаные перчатки.
Витя рванул с места и побежал. Если что, закричу, подумал он. Заору, что есть силы!
На счастье из-за угла дома ему навстречу вышел мужик с фокстерьером. Витька резко обернулся и закричал прямо в лицо преследователю:
- Чего тебе н-надо!!!
Тот, не останавливаясь, правой рукой влупил ему прямо по печени. Корпагин охнул и упал на колени. «Эх! Ах!» - захрипел он, чувствуя, что никак не может из-за сбившегося дыхания втянуть в себя воздух.
А ловкий парень с рыжей щетиной на лице тем временем скрылся с глаз долой. Он исчез, так и не дав понять, что ему было нужно.
Покупая батон, Витя задумался о том, чем бы всё закончилось, если б у его преследователя был бы нож. Вжик им в печень и готово! И никакой бы дядечка с собачкой не успел бы ему помочь. Лежал бы сейчас Витька в луже крови и размышлял о быстротечности жизни.

2.

Положив на холодильник батон и сдачу, Витька заглянул в спальню и застал там брата. Андрей сидел за столом и пил мелкими глотками горячий чай из большой кружки. На столе перед ним лежали веером открытки с домашними животными.
- Неужели ты думаешь, что из-за этой ерунды убили твоего друга?
Витя залез с ногами на тахту и прислонился спиной к стенке.
- Это не совсем ерунда. В этих открытках чётко прописаны имена и фамилии всех членов семьи Трусовых. А это значит, что тот, кто отправлял эти открытки, знает
всех членов этой семьи.
- С этим не поспоришь,- сказал Андрей, разглядывая заново несколько открыток.
- И знаешь, какая мысль пришла мне вчера днём? – спросил Витя.
- Какая?
Витя зевнул и протёр руками слипающиеся глаза.
- А, вдруг это дело рук какой-нибудь секты. Руководители секты изучают неблагополучные семьи, приглашают их к себе, дурят им головы и добиваются того, что глупые деградированные личности переписывают на них свои квартиры.
- А из тебя, малой, всё-таки не плохой Шерлок Холмс получится! – сказал Андрей и с грохотом поставил кружку на стол. - Твоя версия стоит моего уважения. Мне даже стало интересно тебя слушать.
- А теперь обрати внимания на то, как хорошо в мою версию вписываются исчезновения неизвестно куда год назад Светланы – сестры Сергея, и несколько дней назад Федора Ивановича – отца Сергея.
- Промежуток между исчезновениями очень большой. Поэтому связывать их между собой, мне кажется, очень глупо. Но, хотя… допустить это, в принципе, можно.
Андрей достал из кармана мобильник, посмотрел на экран и бросил на стол. Время ещё позволяло поговорить.
- Да, желание завладеть чужой квартирой – это неплохой мотив для убийства. И я так понял, что ты вчера ночью в Интернете искал что-нибудь, связанное с сектой «Приют для животных».
- Искал, - сказал Витя и пересел с тахты за стол. - Да что толку, всё равно ничего интересного не нашёл.
Андрей тем временем собрал все открытки в стопку.
- Ну, что ж, зато я могу тебе кое-что подсказать,- произнёс он и протянул стопку брату.
Витя повертел её в руках. Ему вспомнился лысый парень. И этот резкий меткий удар по печени. Витька аж позеленел от одного только воспоминания.
- Ну, и что интересного, ты мне можешь подсказать?
- Пересчитай открытки. По сколько их получается в каждом комплекте?
Витя пересчитал каждый комплект и округлил глаза от удивления. Он понял, что хочет подсказать ему брат.
- Ёлки-палки, по пять открыток! А семья Трусовых состоит из шести человек! – закричал Витька и быстро пересмотрел все открытки. - И в первом, и во втором комплекте нет открытки с приглашением для Светланы Трусовой.
- Вот так-то, брат, - сказал и улыбнулся Андрей. - Одна голова – хорошо, две – лучше!


3.

Как только Андрей ушёл на работу, Витя опять сел за компьютер. Он долго и упорно искал всё, что можно связать со словосочетанием «приют для животных», но ничего подходящего никак не мог найти. В спальню зашла мама Вити и Андрея – ещё молодая и красивая женщина. Похоронив пять лет назад мужа, она жила только своими детьми. Благодаря её характеру и специфической жизненной философии, в семье всегда был порядок и хорошее настроение. Она приучила своих детей жить с улыбкой на лице и с радостью в сердце.
- Всё, Витька, я побежала на работу. Малой этот, как доест, пускай тарелку помоет за собой. Ты же знаешь, я не люблю беспорядка в доме.
Витя оторвал взгляд от экрана и взглянул на маму.
- Спасибо, что разрешила ему приходить к нам кушать, – сказал он. - Я тебя обожаю.
- Ты мне кое-что обещал взамен. Про учёбу что-то пищал и про хорошее своё поведение…
Витя поднялся и поцеловал маму в щёчку.
- Ты же знаешь: я свои обещания всегда выполняю.
- Попробовал бы только не выполнять! Я б тебя сразу задушила. Мне нужны только порядочные дети.
- Не переживай. Всех непорядочных ты уже передушила. А мы с Андрюхой никогда тебя не подведём.

4.

Витя застал Сашку на кухне за мытьём тарелки. Он был приятно удивлён, что Сашка делал это без каких либо напоминаний. Положив руку на плечо мальчишке, он спросил:
- Как дела, Санёк?
Сашка шмыгнул носом и тут же выпалил:
- Реально плохо! Маринка пропала! Я обошёл все дворы и нигде её не нашёл.
- А что разве Маринка никогда не уходила из дома надолго?
- Ну, куда она, блин, пойдёт? – удивился такой тупости Сашка. - Кому она несчастная, нужна, кроме меня?
- Я думаю, что надо сообщить о её пропаже в милицию, - решил действовать Витя.
Сашка поставил помытую тарелку на стол рядом с умывальником и замотал головой:
- Они её не будут искать. Они Светку не нашли и Маринку не найдут.
- Так нельзя рассуждать, Сашка! – разозлился Корпагин. - В таких случаях необходимо предпринимать всё, что может помочь. Я прямо сейчас позвоню в милицию.
- Звони, блин, Витечка! Звони! – стал умолять Сашка. - Помоги найти Маринку. Мне никто другой не поможет.

5.

Хмельницкий ближе к обеду заглянул к Макаровым. Он застал Ольгу в квартире одну. Она пригласила его на кухню и предложила чая, от которого он сразу же отказался.
- Меня вот что ещё интересует, - сказал Хмельницкий и замолчал, видно было, что он задумался о чём-то.
- Не тяните резину! Я вас умоляю! - не выдержала и прикрикнула на него Ольга.
- Скажите, что вы с утра попытались сделать для того, чтоб найти вашего сына?
- Я вас не понимаю.
- Вот ваш муж, я вижу, с ног сбился… ищет… рыщет… копает… А что делаете вы?
- Я сейчас поеду к родителям Антона Долатова по адресу, который вы дали моему мужу.
- Вы хотите наведаться в ту семью, в которой пропал мальчик - ровесник вашего сына?
- Да, я хочу!
Ольга почувствовала, что оперативника не устраивают её ответы. Он ждёт, что она скажет ему что-то ещё. Но что именно он от неё хочет услышать?
- Это, конечно, правильное решение, - растягивая слова, произнёс Хмельницкий. -Но всё-таки, что вы с утра сделали такого, чтоб можно было бы считать, что вы также, как и ваш муж, ищите своего сына?
Ольга закипала: она уже готова была схватить со стола кружку и треснуть ею по противной ментовской башке. Он её конкретно достал, и видно, что этого ему мало.
- Что вы ко мне прицепились?! – заорала Ольга. - Вы делом занимайтесь! А меня не дёргайте!
- Я как раз-то делом и занимаюсь, - спокойно на это отреагировал Хмельницкий. - А вот чем вы занимаетесь, мне не понятно. Вы наконец-то ответите мне на вопрос, где вы находились, когда похищали вашего сына?!
- Дома! – завопила Ольга ещё громче. - Я спала в другой комнате!
- Ольга, я от вас бы отцепился, если б был уверен, что вы мне не врёте. Но я вам не верю, хоть убейте меня.
- Это ваши трудности!
- А пока что у меня складывается впечатление, что вы не ищите своего сына, потому что знаете, где он.
Ольга вскочила из-за стола.
- Да как вы смеете так думать! – зарыдала она и указала рукой на входную дверь. - Уходите отсюда, я вас прошу!


6.

С тяжёлым сердцем Сашка вошёл в свой подъезд и стал подниматься на третий этаж. Как он и предполагал, звонок в милицию ничего не дал. Прямо по телефону Вите дежурный надавал много советов, что и как делать. На этом вся помощь милиции и закончилась. Сашка в свои девять лет уже знал, что милиция, которую показывают по телевизору не имеет ничего общего с настоящей.
На лестничной площадке между вторым и третьим этажом его остановил сосед курильщик Валентин Петрович. Он открыл рот и выдохнул густой дым из лёгких, и вновь затянулся от сигареты с фильтром.
- Сашка, что вы там у себя за гадость в квартире варите?
Сашка пожал плечами.
- Я не знаю. Мать сто лет ничего не готовила на плите, кроме чая.
- Ты хоть сам это не жри - вдруг отравишься. Дура твоя мамка, беги ты от неё подальше, пока ещё жив.
Пока Сашка дошёл до кухни, его желудок несколько раз сжался в камень и поднялся к горлу. Вонь в квартире стояла такая, что запахи от его немытой мамаши можно было считать благовонием. К далеко не ароматной смеси запахов, повисшей в воздухе от пота, мочи, дерьма, перегара, грязной псины, добавилось что-то тухлое, гнилое, прелое. Эта жуткая коллекция зловония шибала в нос и отравляла лёгкие. Сашка с ужасом уставился на мать, которая стояла у плиты и что-то помешивала в большой кастрюльке. Она тихонечко напевала под нос себе песню про жёлтые тюльпаны и периодически беспричинно посмеивалась.
- Мамка, что ты такое вонючее варишь?! - не выдержал и закричал Сашка.
Ирина Петровна вздрогнула и повернулась к Сашке, она дунула на деревянную ложку с мутной жидкостью и сообщила:
- Суп варю, сынок.
Помолчав пять секунд, видимо о чём-то думая, она добавила:
- Садись за стол, скоро он уже будет готов.
Сашка брезгливо скривил губы и спросил:
- А из чего суп то?
Ирина Петровна ярко заулыбалась.
- Из мяса, Санька. Из очень вкусного мяса... Теперь у нас, сынок, будет очень много мяса.
Сашка опустился на грязную табуретку.
- Спасибо, мамка,- сказал он. - Что-то я не хочу кушать. Лучше, скажи мне, Маринка пришла?
Услышав неприятный вопрос, Ирина Петровна сразу отвернулась от Сашки и стала помешивать эксклюзивное варево деревянной ложкой в кастрюле.
- Да, достал ты меня со своей Маринкой, - взвизгнула она. - Отстань от меня, пока ложкой не треснула.
Сашка кинулся к матери, схватился за её локоть и повис на нём.
- Мамочка, - заскулил ребёнок так, как только он умел, - тебе не страшно, что мы с тобой остались одни? Мама! Мама!
- Что ты хочешь от меня?! – завопила от такого серьёзного натиска Ирина Петровна.
- Мама, рядом с тобой, кроме меня, никого нет. Мама очнись!
Ирина Петровна вырвала руку из цепкой хватки сына.
- Да как ты смеешь, говнюк! – крикнула она и встретилась со взглядом Сашки, которому было плевать на её вопли, которому ужасно хотелось знать правду.
Ох уж этот взгляд, требующий немедленного ответа. Таким Сашку она не видела никогда.
- Скажи мне, - зарыдал ребёнок,- тебя всё равно куда делась Марина?
- Прекрати так со мной говорить! – завизжала Ирина Петровна. - Ты ещё щенок вонючий и не дорос до того, чтобы меня судить!
- Мамка, умоляю тебя! Реально! – впал в истерику Сашка. – Ты не была такой раньше!
Женское сердце не выдержало и дрогнуло. Ирина Петровна стала отчаянно гладить рукой Сашку.
- Я знаю, сына. Я слабая и ничего не могу изменить.




7.

Зачем убили Сергея Трусова? Этот вопрос последние пол часа сверлил мозги Витьки Корпагину. Если предполагать, что «приют для животных» – это какая-та секта…
А почему именно секта?! Витя аж подскочил со стула. А почему эти открытки не могут иметь отношение к обычному приюту для животных? Ведь это тоже вариант. Откуда у Трусовых собаки? Может быть, они их взяли в каком-нибудь приюте для животных. Но тогда Сергей бы знал, что это за приют, и кто отправляет открытки.
Витя заварил себе кофе в кружке и вышел с ней на балкон. А может открытки, вообще, не имеют никакого отношения к убийству его друга, подумал он. А может Сергей не знал, что это за приют для животных, а его родители прекрасно понимали о чём речь.
Корпагин сделал несколько глотков горячего кофе и увидел парня, который утром напал на него. Он сидел на скамейке у подъезда соседнего дома. Пересилив страх, Виктор принялся осторожно разглядывать парня. Ему стало стыдно за себя - не такой уж и здоровый этот парень, а он его испугался. Что ж теперь на улицу не выходить?! Нет, так не пойдёт!
Нет, так не пойдёт! Витька внезапно понял, что всё это за неуверенности в себе и в своих физических способностях. Он просто давно ни с кем не дрался. Последняя его драка была в девятом классе, и он, в принципе, вышел из неё победителем. Пускай с разбитым носом, сломанным пальцем, но победителем. Он помнил, что где-то внутри него живёт ярость. Её надо просто разбудить.
Витя вернулся в комнату и заставил себя отжаться. Раз тридцать у него получилось точно. Затем он начал махать руками и ногами перед зеркалом. «На тебе! На тебе!» - прикрикивал он. – «На тебе по морде, на тебе по яйцам. По морде! По яйцам!» - вот так вот он последний раз дрался.
За спиной Витьки раздалось хлопанье в ладоши. Он резко обернулся и увидел родного брата.
- Всё это, конечно, прикольно, - засмеялся Андрей. – Но всё это ерунда. Только живой противник может дать ясно понять, на что ты способен.
Витя уставился на брата.
- Как ты вошёл? Я совсем этого не слышал.
- Не важно… иди сюда… Попробуй мне дать по морде, по яйцам… Ну же!
- Иди ты знаешь куда, - пробормотал растерявшийся Витька.
- Слышишь ты, бусечка, иди сюда!
- Чего!!! – взревел Витька и бросился с кулаками на брата.
Андрей ускользнул чуточку в сторону и руками вытолкнул брата на лестничную площадку.
- Я не хочу с тобой целоваться, - прокричал он и получил потрясающий удар между глаз от Витьки.
Превозмогая неимоверную боль в голове, Андрей нанёс серию ударов по корпусу брата:
- Чего ждёшь, малой! Защищайся и нападай! Бей первым и не давай опомнится!

8.

Ольге удалось встретиться с Викторией Долатовой. Они расположились в мягких креслах на террасе за круглым чайным столиком со стеклянной крышкой. Правда, Виктория не предложила ни чая, ни кофе – ей было лень всё это готовить. Она закурила электронную сигарету и заговорила с Ольгой:
- И что вы хотите от меня услышать? Каково это, когда твоё любимое чадо исчезает бесследно?
Ольга пожала плечами. По ней было видно, что она еле держится от свалившихся на неё переживаний.
- Вы и без меня знаете ответ на этот вопрос, - произнесла Виктория и вдохнула. - Я сама виновата.
- Простите, - растерялась Ольга. - Я вас не поняла.
- Меня так наказали. Что тут непонятного?
- За что так жестоко?!
- Я долго распространяла всякую дрянь.
- Наркотики что ли? – тихонечко спросила Ольга.
- Не важно, - ответила Виктория. - Жить хотела красиво. А потом решила с этим завязать. Но кое-кому это видать не понравилось.
- Вы сообщали об этом полиции?
- Нет, конечно же! – воскликнула Виктория. - Если б тогда мой муж узнал, откуда могут быть все эти беды, он бы меня убил не задумываясь.


9.

- Цезарь, Марсик, вы где? Ау! - закричал Сашка и двинулся по коридору. - Пошли гулять.
Ни одна собака не выскочила и даже не пискнула на его зов. Неприятная тишина повисла в квартире. Сашка осторожно заглянул в спальню Светы и Марины. В ней никого не было, только на полу валялась разгрызенная до дыр резиновая косточка.
- Марсик! Цезарь! – заорал ещё сильнее парнишка. - Да, куда вы все, блин, делись?
Недоброе предчувствие подсказало Сашке, что что-то опять не так. Неспроста собаки не отзываются на его крики. Неужели мать выгнала их из дома?
- Марсик?! – крикнул Сашка и открыл двери в свою спальню.
- Да, не ори ты, говно! – раздался из зала пьяный голос Ирины Петровны. - Дай поспать матери!
Никого не увидев в спальне, Сашка, долго не думая, нырнул под кровать и там нашёл Марсика, забившегося в самый дальний угол. Парнишка потянулся к щенку, но тот сразу же оскалился, показав свои острые маленькие зубки, и зарычал. Подобное поведение Марсика Сашку не испугало, он схватил его за задние лапы и стал вытаскивать из-под кровати. Несчастное создание сменило рык на писк. Щенок поджал хвост и затрясся от страха.
- Марсик, что с тобой?! - прикрикнул на щенка Сашка, когда вместе с ним поднялся с пола. В ответ маленький зубастый комочек шерсти облизал несколько раз лицо своего хозяина и лизал бы ещё, если б Сашка не кинул его на кровать.
- Цезарь, а ты где?! – громко позвал Сашка. - Цезарь!
Питбуль не откликнулся, даже не заскулил ради приличия. По спине Сашки поползли мурашки. Все члены его семьи и собаки впридачу куда-то исчезают. Чей будет следующий черёд: его или мамки?

Старый 10.01.2015, 00:15 #4    
Новичок
 
Регистрация: 11.06.2013
Сообщений: 0
Репутация: 0
10.

- Да что я могу сказать, - заговорила Варвара Михайловна, пропуская Хмельницкого на кухню. - Знаю я Макаровых. Ни рыба, ни мясо. Не плохие они, и не сказать, чтоб хорошие.
Хмельницкий слащаво улыбнулся пенсионерке и сел на табуретку. Обстановка у неё на кухне была бедненькая, форточка была плотно закрыта и в нос бил запах лекарств.
- Ну, Варвара Михайловна, ну не такой ответ я от вас хотел услышать. Поймите, пропал восьмилетний мальчишка. Мне не до загадок.
- Нос любят задирать, - стала ему объяснять пенсионерка. - С ними поздороваешься, а они как когда. Захотят: поздороваются, захотят – нет. Вот такие они. Напыщенные немножко. Высокого мнения о себе.
- А что вы скажете конкретно про Ольгу Макарову.
Чувствуя, что разговор затянется, и немного разволновавшись, Варвара Михайловна предложила:
- Давайте вам чаю приготовлю.
- Варвара Михайловна, у меня нет времени на чай, - сразу отказался Хмельницкий.
- Не хорошо это на своих соседей наговаривать.
- Не хорошо – это когда дети пропадают. И часто, как практика подтверждает, в этом виноваты сами родители.
- Ничего себе! – воскликнула Варвара Михайловна.
- Вспомните, пожалуйста, моя хорошая, - попросил женщину оперативник, - что-нибудь необычное, подозрительное в поведении Ольги.
- Что-нибудь подозрительного? – задумалась Варвара Михайловна. - Ну, вот, к примеру, она частенько по ночам уезжает с какой-то женщиной на белых «Жигулях».
- Это уже что-то. Вчера там или позавчера она уезжала ночью на белых «Жигулях»?
- Честно скажу, я не видела.

11.

Витька и Андрей – оба с хорошими фонарями под глазами - уставились на Сашку, который вместо того, чтобы есть макароны с яичницей, прикусил нижнюю губу и стал сверлить глазами содержимое тарелки. Витька, хлопнув рукой по столу, ради того, чтоб привлечь внимание пацана, громко спросил:
- Ты чего не ешь?! Что не вкусно?
Лицо Сашки тут же скривилось. Достаточно было сказать: «На старт! Внимание! Марш!» – и парнишка зарыдал бы горькими слезами.
- Эй, только не вздумай плакать! – рявкнул на него Андрей. - Ненавижу, когда пацаны плачут.
Сашка в ответ грозно шмыгнул носом.
- Заткнись, умник! – заступился за малого Витя. - Сейчас, как тресну черпаком по голове, сам заплачешь!
Сашка кисло улыбнулся, но не выдержал и пустил слезу:
- Да, я больше так не могу. Все куда-то пропадают….
- Кто ещё пропал у вас? – подскочил со стула Витя. – Мамка твоя что ли?
Сашка в ответ замотал головой.
- Да, нет, не мамка. Цезарь куда-то исчез.
- Да, не волнуйся ты так за Цезаря, - вздохнул Витя.- Даже, если он выбежал на улицу, всё равно домой вернётся. Цезарь – собака не глупая и ей есть к кому возвращаться.
- Он не вернётся, я чувствую, - дрогнувшим голосом сказал Сашка. – А, я, блин, ночью без него не засну.
- Так, оставайся сегодня у нас, - предложил Андрей. - У нас раскладушка есть.
- Я не могу. Там Марсик у меня… Я его не брошу одного…

12.

Максим Ивашин подъехал к заброшенной стройке и остановился возле нескольких милицейских машин. Он вышел из спортивной «Мазды» и стал протискиваться сквозь толпу.
- Дайте пройти!
Ивашин двинулся к группе милиционеров, стоящих кольцом. Территорию вокруг них огораживал сигнальной лентой сотрудник патрульно-постовой службы. Ивашин остановился возле него и спросил:
- Кто обнаружил?
- Волонтёры нашли, - ответил патрульный. - В люк провалился.
- Понятно. Тело подняли уже?
- Да, Максим Андреевич. Жалко мальчишку. Говорят, что вроде как под кайфом был. Следов от уколов не много, но достаточно, чтоб сделать подобные выводы. Наркоман он.
- Боже, куда всё катится? – пробормотал Ивашин и тяжело вздохнул. - Ему, если я не ошибаюсь даже девяти нет.

13.

Ночь, которой так боялся Сашка, всё-таки пришла. Один за другим погасли окна дома напротив, улица опустела и погрузилась в темноту, местами разрываемую светом фонарей. Шум сменился неспокойной тишиной, и в сердце Сашки забрались страх и ощущение одиночества. Сначала он никак не мог закрыть глаза, прислушиваясь к каждому шороху и треску. А потом полезли мысли о том, что стало с отцом, Маринкой и Цезарем. Кто и куда их забрал? Живы ли они, или уже давно мертвы?
А затем стал невыносимо тоскливо выть Марсик. Так обычно собаки воют по только умершему хозяину. Целый час Сашка лежал на кровати в тёплой кофте и брюках и напряжённо смотрел в дальний угол спальни, в абсолютной темноте которого за кучей грязного белья выл и не давал покоя этот мелкий паразит.
- Марсик, иди сюда! – очередной раз позвал он неугомонного щенка.
Тот на мгновение затих, и Сашка услышал, как заскрипели входные в квартиру двери. Тихонечко, но заскрипели. Марсик перестал скулить и навострил уши. Сашка приподнялся на локтях и тоже прислушался. Он отчётливо слышал чьи-то крадущиеся шаги. Кто-то медленно шёл по коридору и явно в направлении его спальни.
Каждый последующий шаг казался громче предыдущего. Теперь Сашка слышал и дыхание того, кто приближался к его дверям.
«Если б не Марсик, я бы сейчас ночевал у Корпагиных»,- успел подумать мальчишка. – «И меня бы не дали в обиду». Но он не мог бросить любимого питомца.
В этом мире у него и так почти никого не осталось, роднее и дороже этого щенка.
Ещё один шаг за дверью и ещё, дыхание с каким-то свистом, и двери открылись. Сашка уже был готов закричать – но его голос застрял прямо в горле и прямо там разорвался воплем ужаса.

14.

Хмельницкий отодвинулся от рабочего стола и закурил. Это была первая его с утра сигарета. Он пришёл на работу раньше положенного. Кое-какие мысли не давали ему покоя. И он уже целый час ждал Игоря Макарова. И тот наконец-то появился.
Макаров тяжело дышал, взгляд у него был испуганный.
- Извините, что не приехал вовремя, - выпалил с ходу он. - Добираться пришлось с другого конца города.
Хмельницкий раздушил бычок в пепельнице.
- Присаживайтесь, - сказал он. - Разговор нам предстоит неприятный.
Игорь завертел головой, волосы на его голове встали торчком.
- Только не говорите, что моего сына нашли мёртвым.
- Тихо-тихо, папаша! – успокоил его оперативник. - Я ничего подобного не собираюсь вам говорить.
Игорь опустился на стул. По лбу его прокатилась крупная капля пота.
- Говорите уже, что вы хотели сказать.
Хмельницкий подвинулся к столу и усмехнулся:
- Извините, не ожидал, что вы так среагируете.
- Как я боюсь каждого звонка, - пробормотал Игорь. - Каждого слова. Вдруг кто-то скажет, что его больше нет.
- Я вас понимаю. У меня у самого сын.
- Я вас слушаю.
- Скажите, вы не задумывались, почему пропал именно ваш сын? – спросил Хмельницкий, смотря прямо в глаза Игоря.
- Может, вы мне подскажите? – опешил Макаров. - Я как-то не думал об этом.
- Обязательно подумайте. Мне нужны все возможные ваши предположения.
- Я сразу сходу вам не отвечу,- вздохнул Игорь.
- А я вас не прошу сразу отвечать,- сказал Хмельницкий. - Вы и жене вопрос этот обязательно задайте. А так же спросите у неё, куда она по вечерам в ваше отсутствие
уезжает на белых Жигулях.
- Не понял? – совсем растерялся Игорь.
- Спросите и поймёте. Я рано или поздно сам узнаю. Но эта потеря времени, ой как не нужна ни мне, ни вам.

15.

Утром семья Корпагиных пила на кухне чай с пирожками, на которые Андрей и Витя раскрутили свою любимую мамочку. Нет, она их не приготовила. Просто оказалось, что у неё есть деньги и на что-то повкуснее, чем батон. В магазин опять бегал Витька, правда, на этот раз он выбрал другой путь.
- Мама, я сегодня на работу не пойду, - сообщил Андрей. - Позвоню, отпрошусь. Скажу мастеру, что приболел.
- А я всё думала, кто же за всех кружки сегодня помоет. Оказывается, желающий сам нарисовался.
- Мы всё уберём,- сразу же отреагировал на слова матери Витя - Ты об этом не переживай.
- Спасибо, мой милый, - сказала женщина, которая даже не сомневалась в том, что её мальчишки всё уберут. - А где этот ваш блин по имени Сашка? Задерживается что-то.
- Да, наверное, проспал,- предположил Витя, - с минуты на минуту появится.
- Знаете, ребята, это конечно не моё дело, но так, как он сейчас живёт, жить нельзя,- произнесла вслух свои мысли мама Вити и Андрея. - Надо кому-то обязательно в это безобразие вмешаться…. Убила бы его мать своими же руками, ну разве можно так безразлично относиться к судьбе своего сына?
- Ей давно на всё наплевать, - высказал своё мнение Витя. – Она уже давно не человек, а непонятное существо, живущее инстинктами.
- Но, вот, если задуматься, она же не всегда была такой.
Витя собрал со стола кружки и поставил их в раковину.
- Мама, ты мне не поверишь, - сказал он. - Но одна её фраза до сих пор не выходит у меня из головы. Она мне сказала вот что: про такую любовь, как была у нас с мужем, пишут книги. Такая бывает одна на миллион.
- Надо жить не тем, что было, а что есть и что будет,- вздохнула мама. - Думать надо заранее, чем всё может закончиться, а не кусать локти, когда уже поздно что-либо менять.

16.

Хмельницкий пожал руку Игоря на прощанье.
- Как поговорите с женой, обязательно позвоните, - сказал он. - Мне плевать на то, чем она занимается по ночам. Но очень нужно понять имеет ли это какое-то отношение к исчезновению вашего ребёнка.
- Через час я вам перезвоню, - пообещал отец Вадима.
- И ещё вот что: нашли этого парнишку, - сообщил Хмельницкий, - что пропал пол года назад.
- Живого хоть? – поинтересовался Игорь.
- К сожалению мёртвым. Умер от передозировки наркотиков.
- В таком возрасте и уже наркоман?! – вскрикнул Игорь.
- Не одного вас это удивляет.
- Его родители что ли слепые?! Как такое можно не заметить?
- А вы уверены, что ваш сын не наркоман? – резко спросил Хмельницкий.
- Такое совершенно исключено, - уверенно ответил Игорь. - Я бы это заметил.
- Понимаете ли, ребёнок, которого мы нашли, видимо, только-только начал колоться. Стаж наркомана у него небольшой. Это видно по его рукам.
- Его явно кто-то научил,- сделал вывод Игорь.
- Понятное дело.

17.

Витя стал быстро собираться. Он натянул на себя вязаный шерстяной свитер, накинул лёгкую куртку и взглянул в зеркало.
- Признавайся, куда собрался? – поинтересовался Андрей, вышедший из кухни с толстой книжкой в руках.
Витя достал из заднего кармана джинсов расчёску и провёл ею несколько раз по своей короткой шевелюре.
- Сашка, до сих пор не появился. Пойду, узнаю, как у него там дела. Неспокойно что-то у меня на душе.
Андрей резко схватил его за плечо.
- Подожди меня! – приказал он. - Я с тобой пойду! А то ещё и ты куда-нибудь исчезнешь.
Через полчаса братья стояли возле дверей квартиры Трусовых. Витя нажал на ручку и вместе с Андреем зашёл в мрачное обиталище семейства хронических алкоголиков.
- Эй, есть кто-нибудь дома? – закричал Витька. - Сашка, ты где пропал?
Андрей побелел в считанные секунды и уже собирался дать задний ход. Такой мерзкой вони он ещё нигде не встречал. Его желудок бешено запрыгал, просясь на свободу. С глаз потекли слёзы.
- Боже мой, - простонал он, - я сейчас здесь в этой жопе сдохну.
Запашок в квартире обитал ещё тот – такой хороший, термоядерный – его смело можно было включать в число незабываемых ощущений. Братья заглянули в зал -
никого, две пустые кровати, старенький прямоугольный письменный стол и кучи всякого хлама по углам. Витя подошёл к столу, выдвинул несколько ящиков и присвистнул. В большом прозрачном целлофановом пакете лежали документы на квартиру: домовая книга, договор наследования и техпаспорт. Витя всегда считал, что такие документы разумно прятать. Он достал их из ящика, и под ними обнаружил конверт с письмом. На конверте был жирными буквами написан обратный адрес и имя отправителя. Адрес совпадал с адресом на открытках с животными. Руки сами потянулись к конверту. Отправителем была Светлана Трусова.
Витя достал открытки из кармана куртки и ещё раз убедился в том, что адреса совпадают.
- Смотри,- показал он Андрею стопку открыток. – Вот эти открытки к Сергею пришли раньше. Адреса на них совпадают с адресом на конверте с письмом.
- Да, ладно, малой. Мне это пока ни о чём не говорит, - прошептал Андрей. – Не забывай, мы не у себя дома.
Витя быстро засунул письмо и открытки в карман куртки, и молча вслед за братом двинулся по коридору. В спальне, принадлежавшей в своё время Свете и Марине, тоже никого не было. Осталось заглянуть в спальню Сашки.
В спальне Сашки на полу лежал и не двигался Марсик. Поначалу, Витька подумал, что щенок мёртв, но, приглядевшись к нему, понял, что он спит.
- Эй! – крикнул на щенка Андрей.
- Ух, - растерялся напуганный Марсик и зарычал, виляя хвостом, на всякий случай.
- Нет никого! – подытожил Витя. – Какие теперь можно делать выводы?
- Рано делать выводы, - сказал Андрей. – Если до вечера Сашка к нам не придёт, тогда будем считать, что он пропал. Сюда ещё разок, может, наведаемся.
- Господи, - простонал Витя и сел на кровать, - Какие же мы все тормоза! Чем мы думали?! Ведь один за другим исчезали члены семьи Трусовых. Почему мы сразу не догадались, что пропадёт и Сашка.
- Согласен, непростительный промах.
- Я не буду ждать до вечера. Пока я Сашку не найду, буду считать, что и он куда-то пропал, как Маринка и все остальные Трусовы. Вон, у меня адреса на открытках есть. Поеду, разведаю, что это за адреса.
- Я с тобой.
- Нет, братик, тебя я попрошу домой вернуться. Вдруг Сашка сам всё-таки объявится.
- Знаешь, Витёк, предчувствия у меня очень нехорошие. Я то сегодня из-за них на работу и не пошёл.
- Не боись, брат, прорвёмся, – прошептал Витя. - Нельзя малого бросать в беде. Кроме нас ему никто не поможет.
Андрей и Витя двинулись по коридору в обратном направлении. Когда они проходили мимо кухни, неожиданно загудел холодильник. Он как будто ожил после долгой спячки.
- Странно, - произнёс Витя и зашёл на кухню. – Сто лет им никто не пользовался. Трусовым туда нечего было класть.
- Витька, пошли домой! – занервничал Андрей. – Что тебе ещё здесь надо?
Витя потянул на себя дверцу холодильника.
- Да, дай мне глянуть, что там лежит.
Ничего не увидев на полках, Витя открыл морозильную камеру и присвистнул:
- О-ё, сколько замороженного мяса!
- Живут же люди, – прикололся Андрей.
Витя стал выкладывать на стол мясо в грязных пакетах из морозилки. Андрей сначала нервно наблюдал за действиями брата, а потом стал разглядывать содержимое пакетов.
И всё же Витька догадался первым, что это за мясо. Он достал очередной пакет из морозилки, который был чуть больше чем другие. В нём находилось что-то похожее на голову животного.
- О, боже, я знаю, что это за мясо! - заорал Витя и бросил пакет на пол.
Андрей присел на корточки и осторожно разорвал этот пакет. На него уставились стеклянные глаза животного.
- Это что голова собаки? – в ужасе прошептал он. - Вот уроды!
- Это голова Цезаря! – пробормотал Витя.
- Давай её домой заберём, супа наварим, - в шутку предложил побледневший Андрей и с рвотным позывом выскочил из кухни.


18.

Сашка почувствовал дикий холод и открыл глаза. Он подумал, что проснулся в постели оттого, что замёрз. И первым же делом попытался руками найти одеяло, но тут же ощутил дикую боль в правой руке. Он слегка согнул пальцы и получил дополнительный разряд боли в локте. Боль за считанные секунды разлилась по всей руке. Неужели перелом?
В мозгу Сашки вспыхнула картина: широкая мужская ладонь наотмашь бьёт по щеке. И вместе с этой живой картинкой в сознание ворвались: позабытые чувства боли и страха, ощущения несправедливости и того, что зло способно оставаться безнаказанным.
Сашка вспомнил, как от удара по щеке его откинуло с кровати в сторону. Он перелетел через деревянные табуретки и рухнул прямо на локоть. А затем с ним случилось что-то невероятное: он услышал, как бешено колотится его сердце. Оно было так напряжено, что не оставалось сомнений - сейчас взорвётся и разлетится на мелкие кусочки.
Он жив! И это самое главное. Он ещё сможет бороться. Сашка левой рукой нащупал дверную ручку и догадался, на чём он лежит. Без одеяла, без ничего. Пошарив рукой, он понял, что дверь расположена на холодном бетоне.
Сашка поднялся и стал прыгать на одном месте, размахивать ногами и здоровой рукой, хлопать в ладоши – только бы окончательно не замёрзнуть.
- Я жив! Я жив! – повторял он. – И это самое главное.

19.

Адреса на открытках для Вити были одними из немногих зацепок в запутанном деле по исчезновению членов семьи Трусовых. Дорога до проспекта Никитина предстояла долгая. В автобусе было совсем мало пассажиров, и Витя расположился на близком к водительской кабине сидении. Пошарив в кармане куртки, он достал из него конверт с письмом, который стащил из квартиры погибшего друга.
Корпагин сразу обратил внимание на то, что подчерк на открытках был такой же, что и на конверте, и в самом письме. Благодаря этому Витя сделал вывод, что приглашения на открытках – это дело рук Светы.
Когда он начал читать письмо, то оно ему показалось лишённым естественности и
далёким от реальности. Несколько раз он пробежался взглядом по строчкам, но так и не понял, почему оно написано таким стилем. Больше всего смущало то обстоятельство, что ко всем членам своей семьи Света обращалась по имени отчеству.
Сколько он её помнил, она училась на «отлично», несмотря на то, что родители не создавали для этого условий. Интересно, сколько сейчас ей лет? Где-то четырнадцать, ну максимум пятнадцать. Витя закрыл глаза и попытался вспомнить, как она выглядит. Длинные тёмные волосы, острый носик, тонкие губки. Лицо всегда такое бледное. Под глазами тёмные круги. Руки очень слабые. Какая-то такая: тихая, ненавязчивая, живущая сама по себе.
Витя вновь развернул письмо и стал вчитываться в каждую строчку, пытаясь понять, почему оно так написано.

Здравствуйте, уважаемые мои, Константин Иванович,
Ирина Петровна, Марина Константиновна, Сергей
Константинович и Александр Константинович!
Пишет Вам Светлана Трусова, если помните такую. У меня всё хорошо,
даже отлично. Жалею только, что забросила учёбу, а ведь могла окончить
школу лучше всех в классе. Живу я припеваючи – как королева – с
мужчинами своей мечты. За что отдельно Вам благодарна. Мы все тут
дружно решили построить «Приют для животных». Приезжайте, мы Вас
приглашаем. Без впечатлений не останетесь.
Я всегда считала, что Вы у меня самые лучшие. Спасибо за то, что Вы есть.
Целую, обожаю, люблю! Сюси-пуси!

20.

Лицо Игоря перекосилось от злости.
- Оля, мне нужен ответ здесь и сейчас! – заорал он.
- Мой ответ тебе ничем не поможет, - сказала она ему дрогнувшим голосом и отвернулась к окну.
Игорь стукнул кулаком по кухонному столу.
- Оля, не выводи меня из себя! Ольга! Я жду ответа!
- Жди! Кто тебе не даёт?!
Игорь уже был готов схватить её за волосы и треснуть ладонью по щеке. Но в последнюю секунду сдержался от опрометчивого поступка.
- Ольга, твою мать!!! – закричал он, сотрясая воздух руками. - Я тебя сейчас разорву на части.
- Ты можешь, я знаю.
Игорь в бешенстве залепил кулаком по стене. Удар был настолько эмоциональный и сильный, что этого безобразия не выдержали часы и рухнули со стены.
- Да, ё – моё! – заревел Макаров. - Cука! Дура! Стерва ты!
Ольга испугалась не на шутку. И по её щекам потекли слёзы.
- Хорош сопли мне тут жевать! - завопил Игорь. - Нам сейчас сына найти надо!
- Вот и ищи! – не выдержала Ольга натиска и пошла в ответную атаку. - Что ты ко мне прицепился! Не изменяла я тебе! Если ты это хочешь знать.

Старый 10.01.2015, 00:16 #5    
Новичок
 
Регистрация: 11.06.2013
Сообщений: 0
Репутация: 0
21.

Дом под номером восемнадцать на проспекте Никитина Витя еле нашёл. Это был единственный частный одноэтажный дом на проспекте, и стоял он в сторонке от новых не так давно построенных многоэтажек. Вите пришлось преодолеть глубокий ров, отделяющий дом от узкой полосы дороги. Калитка, открывающая вход на частную территорию, была закрыта на замок.
Витя двинулся вдоль забора, пытаясь разобраться, есть ли на территории собака. Будку он увидел, а вот собаки рядом с ней – нет. Или она где-то бегала по двору, или давно отдала душу собачьему богу. Всякое могло быть.
Потоптавшись в грязи, Корпагин решил лезть через забор. Очутившись на частной территории, он зашагал по вытоптанной дорожке, границы которой были выложены подобранными по размеру и форме камнями, на половину утопающими в земле. Участок вокруг дома был ухоженным. У Вити затеплилась надежда повстречать здесь Свету. Последнюю стопку открыток она отправляла именно с этого адреса, а, значит, есть вероятность, что она здесь с кем-то живёт.
«Живу я припеваючи – как королева – с мужчинами своей мечты», - вспомнил Витька одно предложение из письма Светы. Ей четырнадцать лет, и она живёт с мужчинами. А ещё, она очень благодарна родителям за то, что живёт с ними.
Не рановато ли девчонке жить с какими-то мужчинами? Кто они ей такие? И кто для них она? В голову Корпагина полезли серьёзные вопросы, и он еле от них абстрагировался, переключив своё внимание на ближайшее окно дома. Подойдя к нему вплотную, Витя через стекло разглядел гостиную с камином. В ней стояли: старый диван, длинный прямоугольный стол и стулья с высокими спинками.
Собравшись с духом, Витя подошёл к главному входу. Он нажал на звонок, и стал ждать, молясь, чтоб на самом деле в доме никого не было. Ему повезло: на его звонок никто не вышел. Для верности он нажал ещё пару раз на кнопку, и стал искать место, где мог бы хозяин прятать ключи. Потратив на бесполезные поиски минут десять, Корпагин зашёл к дому с обратной стороны и, долго не думая, камнем выбил стекло в окне. Выждав секунд десять, он достал из рамы оставшиеся осколки и залез в дом.
Переборов нахлынувшее волнение, Витя осмотрелся по сторонам и понял, что находится в спальне. Причём тщательно убранной. Оставляя грязные следы на красном шерстяном ковру, Корпагин подошёл к письменному столу и стал выдвигать ящики. Внутри них лежали различного рода журналы и газеты, не дающие никакой информации о хозяине или хозяйке дома.
Витя нажал на ручку двери и попал из спальни в просторную гостиную. В одной из стен гостиной находился проём с лестницей ведущей на второй этаж. Быстро поднявшись по ступенькам, Корпагин очутился в комнате с двумя столами: теннисным и бильярдным. Он уже собирался спускаться вниз, понимая, что его поиски не дали результатов, как услышал хриплый прокуренный голос, раздавшийся из гостиной:
- Проходите! Чего стали в проходе?!
- У тебя здесь такой порядок, Валик, что не хочется в обуви заходить.
- Так вы разуйтесь.
Витя подполз на коленях поближе к ступенькам и выглянул. Увиденное ужаснуло его. Внизу возле лестницы стоял спиной к нему мужчина в милицейской форме. «Если он сейчас поднимется на второй этаж, или заглянет в спальню - тебе каюк!» - прошептал Витин внутренний голос, с которым он даже не стал спорить.
«Интересно, закрыл ли я за собой двери в спальню?» - спросил Корпагин сам у себя. И через секунду ответил себе же:
- Наверное, нет!!!

22.

Уставившись на бетон под ногами, Сашка попытался понять, где он находится. Сырое просторное помещение с четырьмя маленьким окошками, пропускающими тусклый свет, было похоже на подвал частного дома. Только вот от пола до окошек и потолка расстояние было больше двух метров.
Недалеко от того места, где стоял Сашка, брала своё начало лестница, её деревянные ступеньки поднимались вверх и упирались в мощную железную дверь. На грязных стенах, обитых вагонкой, виднелись следы белой краски.
Весь пол помещения был усеян различным хламом: газетами, старыми журналами, книгами, кусками полиэтиленовой плёнки, бумажными мешками из-под клеевого раствора и штукатурки. Из крупных вещей здесь нашли себе место старая газовая плита и поломанная стиральная машина.
Разглядев всё, что можно было увидеть в помещении со своего места, Сашка поднялся по ступенькам и стал трясти за ручку железную дверь.
- Эй, кто-нибудь! – закричал он. – Откройте!
Сашка изо всех сил застучал кулаком по двери и даже ударил по ней ногой.
- Откройте, я сказал! Откройте!
Поняв, что всё это бесполезно¸ он развернулся для того, чтобы сойти с лестницы и только тогда заметил за стиральной машинкой парнишку, который сидел, прислонив голову к ней, и уставившись в одну точку.
- Привет, ты кто? – вскрикнул Сашка и быстро спустился на бетонный пол.
Парнишка не откликнулся. Сашка обошёл машинку и сел рядом с ним.
- Ты хоть живой? – спросил он.
Ни какой реакции на его вопрос не последовало. Он помахал рукой перед глазами товарища по несчастью – тот опять не проявил никакой реакции. Сашка не выдержал и схватил парнишку за плечо и хорошенько его тряханул.
- Да, блин, скажи ты хоть что-нибудь!
- Я не блин, я Вадим, - слабым голосом проговорил паренёк. – Я к маме хочу.

23.

Холодный пот затёк за воротник рубашки. Витя боялся пошевелиться, так как пол, на котором он сидел, был ужасно скрипучим.
- Сто лет не пил Балтики, - произнёс кто-то в гостиной. – Ещё б рыбки сушёной к ней.
- Пиво – это моча, - заявил хриплый голос. - Я лучше водочки тяпну.
- Что там, Валик, по пропавшему ребёнку слышно? – раздался старческий с отдышкой голос.
- Да, ничего, - ответил хриплый голос.- Никаких следов, никаких зацепок.
- Как думаешь, это похищение с целью выкупа?
- Чего-то не требуют пока выкупа, - заметил Валик. – Мне кажется здесь всё намного сложнее.
Витя хоть и не видел говорящих, но хорошо слышал то, о чём они разговаривали. Повезло же ему: угодил прямо в милицейское логово. Для таких целей, как выбивать окна и залазить внутрь дома, лучше жилища не найти. Разбил окошко, полазил по дому, строя из себя сыщика, затем пришли мужики в милицейской форме, увидели тебя, обрадовались, сразу на месте составили протокольчик и отвезли отдыхать, куда следует, лет так на пять для начала.
- Может, у нас педофильчик объявился, - предположил голос с отдышкой.
- Пропал только один ребёнок,- ответил кто-то, - рано ещё делать подобные предположения. Искать надо.
- Знаете, что, - сказал Валик. – Я вот думаю уходить с работы.
- Ого!
- Да, чего вам объяснять, вы и сами знаете. У меня мечта есть. Создать что-то вроде агроусадьбы и зарабатывать на этом денежку.
- Валик, да, где ж бабла набраться на агроусадьбу твою, - поинтересовался старческий голос. – На всё бабло нужно.
- Только между нами, мужики, - произнёс Валик.
- Давай уже колись, - сказал кто-то.
- Всё равно сдадим, - пошутил старческий голос. – Работа у нас такая.
- Есть у меня один крупный залётчик. Обещал помочь.
- Вот это по-нашему! – вскрикнул кто-то. – Давайте за это и выпьем!
Внизу звякнули рюмки, и Витя затылком почувствовал чьё-то дыхание. Это произошло так неожиданно, что он молниеносно развернулся и локтём влупил
во что-то слизкое и мокрое. Этим слизким и мокрым оказалась морда громадной мохнатой собаки непонятной породы. Она двумя лапами завалила Корпагина на пол и открыла грозную пасть.

24.

Сашка Трусов дотронулся до лба Вадима рукой и вздрогнул. Ему и без градусника стало понятно, что у нового его знакомого высокая температура.
- Ты чем-то болен? – спросил Сашка.
- Я кушать хочу, - вместо того, чтоб ответить на вопрос, пожаловался слабым голосом мальчишка, который был младше Трусова на год. Внешне казалось, что разница в возрасте у ребят основательная, потому что Сашка выглядел старше своего возраста, а Вадим младше своего.
- Ты давно здесь?
- Да,- прошептал Вадим и схватился за живот. – Болит очень, кушать просит.
- Я сейчас что-нибудь придумаю, - вскочил Сашка и стал внимательно изучать всё, что находилось в помещении, пленниками которого они стали.
Ему в глаза бросилась деревянная дверь без ручки в стене. Он разогнался и ударил по ней плечом, но она ему не поддалась.
Сашка повторил попытку.
- Блин блиныч! - вскрикнул он из-за боли в плече и опустился на пол.
Глаза его забегали, проникая взглядом во все щели.
- Неужели, мы закрыты здесь для того, чтобы сдохнуть от голода? – произнёс он вслух свои мысли. - Глупо как-то.
- Я есть хочу, - завыл Вадим. – Я умираю.

25.

Из открытой пасти старого мохнатого собачьего монстра закапала слюна. Витя вытаращился от ужаса. Он приготовился к самому худшему – сейчас собака разорвёт ему горло.
- Не смей! - завопил Корпагин. – Не надо!
Слепая собака рванулась мокрой пастью прямо к лицу Витьки и захрипела. Корпагин так и не успел понять, что она хотела этим сказать. Мохнатый монстр обрушил на его лицо противный шершавый язык и размазал по нему свои слюни.
- Вот же, урод, - выругался, чуть ли не плача, Витька и оттолкнул любвеобильную собаку, проклиная себя за то, что не понял её намерения. Он просто испугался. Из-за паники увидел опасность там, где её не было, и тем самым выдал себя. Правильно говорят: «У страха глаза велики». И чудится им всякое!
- Мужики! – хохотнул Валик и выскочил из-за стола. – А у нас незваный гость.
Корпагин в считанные секунды взобрался на подоконник, коленом и руками выбил стекло и прыгнул вниз. Приземлившись, он потерял равновесие и распластался на вскопанной земле.
Витя быстро поднялся и побежал к забору.
- Стой, стрелять буду! - услышал он после того, как перелез через него.
Преодолев ров, Витька остановился возле двух милицейских «Опелей». Перед ним расстилался огромный пустырь, отделявший его от многоэтажек, среди которых он мог бы затеряться. Милиционеры уже догоняли Виктора. Взвесив свои шансы, Корпагин понял, что от преследователей ему не убежать. Они его быстро догонят.
В панике он выскочил на дорогу перед движущемся «BMW». Пожилой водитель, к счастью, успел затормозить. Витю легко толкнуло, но даже не сбило с ног.
Разгневанный водитель выскочил из автомобиля и заорал во всю глотку:
- Ты что охренел, мудак!
Витя оттолкнул мужчину и забрался на водительское сиденье.
- Беги отсюда! – рявкнул он мужчине.
Через секунду «BMW» рванула с места и со скоростью ракеты полетела к многоэтажным домам. Милиционеры тоже не растерялись. Запрыгнули в служебные машины и помчались за ошалевшим парнем .

26.

Понятное дело – перестарался! Теперь его ждёт хороший тюремный срок. Витя прекрасно осознавал, что если его схватят, то Сашке он уже ничем не поможет. Ругая себя и оправдывая, он пролетел на «BMW» по дворам и выскочил на оживлённую дорогу прямо перед МАЗом. Проскочил остановку общественного транспорта и, когда повернул на площадь, услышал вой милицейской сирены.
- Водитель «BMW», остановитесь! – заревел громкоговоритель.
Корпагин вдавил педаль газа в пол и помчался по середине дороги, удачно проскакивая между встречными потоками машин. Милицейские «Опеля» не отставали. Впереди идущий транспорт уступал им дорогу.
Витю ждал сюрприз: на мосту расстояние между встречными потоками сузилось, и он основательно прошлифовал дверцы нескольких машин, досталось и тем, что двигались с правой стороны, и тем, что с левой.
- Придурок, остановись! – вновь ожил громкоговоритель. – Ты только себе делаешь хуже.
Неожиданно прямо в лоб «BMW», несущейся по середине дороги, выскочили «Жигули». Витя увидел свободное место между машинами и успел увернуться. «BMW» и «Жигули» стукнулись только зеркалами, с которыми им сразу пришлось распрощаться.
«Тормози же где-нибудь!» - завопил внутренний голос. – «Хватит с меня! Дай, я выйду!» Витя взглянул в зеркало заднего вида, милицейские «Опеля» снизили скорость и отстали. Они свернули направо сразу же за мостом.
- Ага, испугались пьяные «ментосы», - прошептал Витя, чувствуя, что удача снова на его стороне. – По голове вас за эту погоню не погладят!
Поднявшись в горку и проскочив перекрёсток, Корпагин свернул к старому кладбищу. Снизив скорость, он проехал по тёмной улочке, располагающейся рядом с бывшим кирпичным заводом, и остановился возле свалки строительного мусора.
Витя достал из кармана куртки носовой платок, и стал стирать свои «пальчики» везде, где только мог их оставить. Он вышел из машины и протёр ручку дверцы.

27.

Сашка продолжал изучать помещение. На стенах он увидел какие-то странные круглые «плафончики» из прозрачного пластика, внутри которых горели красные огоньки. Таких «плафончиков» он насчитал четыре штуки. Они располагались довольно высоко, даже не каждый взрослый человек смог бы до них дотянуться. Для этого надо было обладать высоким ростом. Под лестницей Сашка нашёл две полтора литровые пластиковые бутылки. Одна оказалось с водой. Он её даже попробовал на вкус. Ничего - пить можно. Вторая бутылка была с мутной жёлтой жидкостью.
Сашка встал вглядываться в эту жидкость и увидел плавающие в ней красные кусочки, похожие на кусочки морковки. Он открыл крышку и принюхался. Пахло картофельным супом с приправами. Для него этот запах был довольно знакомым. Сашка сделал маленький глоточек и по вкусу понял, что это синтетический куриный бульон, что-то вроде «галины бланки».
Урод, который его похитил, не раз в своё время угощал подобной дрянью, зная, что для Сашки это лучше всяких конфет. Ох, как мальчишка ненавидел этого мерзкого типа. Ох, как настрадался он от него в своё время. Была бы у Сашки возможность его убить, он бы убил.
Сашка растормошил Вадима и протянул ему бутылку с бульоном или с чем-то похожим на него.
- Пей, - сказал Сашка.
Вадим кивнул и дрожащими ручками поднёс бутылку ко рту. Сделал глоток и тут же согнулся пополам. Его вырвало.
- Что это? – простонал он.
- А ну–ка пей! – заорал на него Сашка, – нашлась мне цаца! Пей, кому я сказал!
- Не могу, - простонал Вадим. – Она чем-то пахнет.
Сашка замахнулся на него бутылкой с водой.
- Или ты сделаешь пару глотков, или я тебя убью.
Вадим замотал головой.
Сашка выхватил у него из рук бутылку и насильно заставил хлебать. Половина бульона из-за этого разлилась на одежду Вадима.
Увидев пролитый бульон, Сашка не выдержал и заорал:
- Вот же дрянь ты такая! Вот же сука!
- Мама! Мамочка! – заревел Вадим. – Ты где, мамочка моя?! Ты где?!
Сашка понял, что перестарался и прижал товарища по несчастью к себе, обхватил руками его трясущуюся горячую голову.
- Всё хорошо, Вадимушка! Всё хорошо! Прости меня. Я что-нибудь обязательно придумаю, и ты увидишь свою мамочку.

28.

Витя бросился прочь от угнанной машины. И только, когда с бега перешёл на шаг, он ощутил, как бешено бьётся его сердце, как трясётся всё его тело. «Что я творю?! Что я делаю?! Какой я дурак?!» - ругал Корпагин себя. – «Неужели нельзя было поступить по-другому?!»
Ладно, что сделано, то сделано. Раз он уже в это влез, значит должен идти до конца. Пускай потом его сажают в тюрьму, но сейчас ему необходимо найти Сашку. Нельзя бросать малого в беде. Только вот где его искать? У Вити остался ещё один адрес. У него в кармане лежало две стопки открыток, на одной был указан адрес: проспект Никитина, восемнадцать; а на другой: Озёрское шоссе, двенадцать.
Витя позвонил брату, и спросил, не появлялся ли Сашка. Андрей ответил, что нет - не объявлялся. Витя сообщил, что его поиски по адресу Никитина восемнадцать не дали ни каких результатов, и что сейчас он едет на Озёрское шоссе с надеждой найти там хоть какую-нибудь зацепку по делу.
В автобусе Витя опять развернул письмо, и ему пришла в голову мысль, что открытки по смыслу являются продолжением письма, а точнее как бы его сокращённой копией. Как будто эти открытки были не приглашениями, а напоминаниями об этом дурацком «Приюте для животных».
Больше всего Витю мучил вопрос, почему ко всем в письме Светлана Трусова обращается по имени и отчеству, да ещё и называет всех уважаемыми. К родителям, братьям и сёстрам так не обращаются. Она как будто издевается над ними, дразнит их. Обращается на «Вы» - потому что ВЫродки что ли?
Девчонка она умная – вот и вложила в коротенькое письмо побольше смысла. И Витю вдруг осенило: письмом и открытками она ворошит что-то такое, о чём не хочет, чтоб они забыли. Она как бы снова и снова давит на их совесть.
Получается, что Светка не просто ушла из дома жить с какими-то «мужчинами её мечты» – случилось что-то очень ужасное, из-за чего она это сделала.
Можно предположить, что письмо от Светки, так и не попало на глаза Сергея Трусова, потому он и не понял смысла содержания открыток. Он принял их за настоящие приглашения, а на самом деле это открытки несли совершенно другое назначение. Они были как бы сокращённой формой письма от Светы и своего рода знаками, напоминающими о чём-то нехорошем, о чём совершенно нельзя забывать.
Витя сам удивился, как далеко он зашёл в своих размышлениях. Он даже не заметил, как проехал половину пути.
Нужный дом на «Озёрском шоссе» он нашёл быстро. Восемь частных домов стояли вдоль дороги, самый близкий к остановке имел номер двенадцать. Витя перелез через забор и быстро обошёл вокруг дома. Ничего подозрительного не обнаружив, он постучался во входную дверь. Она резко распахнулась, и Корпагин увидел того самого лысого парня с рыжей щетиной на лице, который вчера утром напал на него. В руках парень держал пистолет. В том, что он настоящий, Витя даже не стал сомневаться.
- Ну, проходи что ли, - произнёс, неприятно улыбаясь, лысый. – Раз сам пришёл. А я пока папе позвоню.
29.

Старший опер Валентин Хмельницкий похлопал лысого парня по плечу.
- Спасибо, сынок, за помощь, – произнёс он.- Ты только обо всём, что видел и слышал, никому не рассказывай. Сам понимаешь, дело это до конца не доведено. Любая утечка информации очень опасна.
- Батяня, обижаешь!
- Всё тогда дуй домой, - сказал Валентин и сел за рабочий стол. - Мамке привет передавай. На днях, может, к вам в гости загляну.
- Ага, ты заглянешь. Одними только обещаниями кормишь.
- Генка, работа у меня такая. Не всегда получается сдержать обещание. Мамка из-за неё и дала дёру от меня.
- Не из-за неё. Она говорит, что ты очень тяжёлый человек.
- Какой есть.
- И ещё ей очень не нравилась твоя работа над книгой. Как ты там её называешь?
- Согласен, сынок, женщинам всегда не нравится, когда мужчины тратят своё личное время не на них. Но, пойми, я разрабатываю целую науку. До меня ещё так основательно поведение человека никто не изучал.
- Ещё мама говорит, что ты серьёзно болен, но от всех скрываешь это.
- Глупости. Не слушай ты свою маму. Она много ещё чего тебе из-за банальной обиды наговорит. Но, однако, мы все: люди – и у каждого из нас есть глаза, чтоб сами могли видеть и делать собственные выводы, не слушая других. Разве я у тебя плохой отец?
- Что ты, батя! Я такого не говорил. Ну, всё, покедава.
Хмельницкий, после того, как его сын покинул кабинет, вышел в коридор и уставился на Витю, сидящего на скамейке под охраной сотрудника патрульно-постовой службы Владимира Ерёменко.
- Спасибо, Володя! – произнёс старший опер. – Я с ним немножко побеседую, и ты его спусти в изолятор, в двухместный номер.
- Двухместный как-то не солидно для такого крутого парня. Давайте я его сразу в «Люкс» определю. Ему там больше понравится.
- У меня есть право на звонок, - закричал Витя. – Не надо меня в изолятор.
- Завтра тебе следователь обо всех твоих правах расскажет, - пояснил Хмельницкий. – А сейчас мы с тобой просто о жизни поговорим. Ты мне расскажешь, например, нахрена ты в мой дом залазил. Чего тебе там надо было?
- Я… я… всё вам сейчас объясню.
- Объяснишь, куда ты денешься,- хохотнул Хмельницкий и втолкнул Витю в свой кабинет. – Чего стал, как вкопанный. Вон стульчик тебе, присаживайся.

30.

Сашка собрал весь хлам, на котором можно было бы сидеть или лежать в одну кучу, а затем разложил его прямо под лестницей. Получился более-менее тёплый уголок. Это был лучший вариант, нежели голый бетон. Из-за холодного пола, наверняка, и заболел Вадим, который не только температурил, но и начал сильно кашлять, да и сопли у него потекли ручьём. Любой бы на его месте заболел, в этом не было ничего удивительного: из одежды на Вадимке были надеты: пижамные штанишки, кофточка и носочки. Сашка помог ему подняться и перейти в приготовленное для лежания местечко.
Всё остальное, что валялось на полу – бесполезное на первый взгляд - Сашка собрал в кучу прямо посередине помещения. Он сел рядом с этой кучей и вытянул из неё пятилитровое ведёрко из-под краски. Затем он стал заново перебирать весь хлам и отсортировать предметы, которые ему казались хоть чуточку полезными. Сначала в ведёрко полетели шесть ржавых гвоздей, затем небольшой шпатель с засохшей намертво шпатлёвкой, за ним перегоревшая лампочка и неаккуратно открытая консервная банка из-под кильки. И ещё Сашка нашёл в куче четыре проросших мягких картофелины. Оторвав от них ростки, он тоже кинул их в пятилитровое ведёрко.
Всё – на этом улов «полезных» вещей закончился. Сашка взял ведёрко и спрятал его в самом дальнем и тёмном углу под лестницей.
Вадим опять закашлял. Сашка совершенно не хотел расставаться со своей кофтой, так как под ней была только майка, но понял, что его товарищу она сейчас нужнее, чем ему. Он, превозмогая боль в правой руке, снял с себя кофту и кинул её на пол. Интересно, сколько он сам выдержит без неё?
- Чего разлёгся, блин! – рыкнул Сашка. – Сдохнуть хочешь?!
- Плохо мне, - проскулил Вадим.
- Поднимай сраку! – заорал Сашка. – И одевай кофту! Шевелиться надо!
- Мне совсем плохо.
- Реально, ду-дурак! – выкрикнул Сашка, чувствуя, как к телу подбирается холод. – Я тебе не мамка. Дважды-ды предлагать не буду.
Вадим вытянул руку и подтащил к себе кофту. Сашка тем временем схватил с лежанки два бумажных мешка из-под клеевого раствора и натянул их, как сапоги, на ноги больного товарища. Самое обидное, что себе таких хороших бумажных мешков он больше не нашёл. Вот и получается, что о ком-то он позаботился, а о себе нет.
Стиснув зубы, Сашка достал из пятилитрового ведра консервную жестяную банку и пихнул её ногой. «Жестяная шайба» замерла на середине помещения. Сашка ударил по ней сильнее, и она врезалась в стенку. И в этот же миг задрожала деревянная дверь без ручки.
- Открой, падла! – услышал Сашка знакомый заплетающийся мужской голос. – Открой, кому я сказал!

31.

Витя уставился на наглого опера. Он ни как не мог поверить в то, что слышит.
- У тебя есть два выхода, - подвёл итог Валентин Хмельницкий, - либо сесть в тюрьму лет так на пять, не меньше, либо подписать кое-какие бумажки и стать на время моими ушами и глазами.
- Я же вам объяснил, пропал мальчишка, - не сдавался Витька. – Сашка. Брат моего друга. С ним что-то случилось.
- Всё, что ты мне сейчас рассказал и открытки твои – всё это бред, причём наивный и смешной. Тут дурак поймёт, что всё это было тобою придумано на случай, если тебя словят.
- Да, поймите вы! Прежде чем такое утверждать, это надо проверить.
- Ты дурак или прикидываешься! – заорал Хмельницкий. - Я даю тебе шанс выйти сухим из воды, а ты тут что-то ещё вякаешь.
- Хорошо! Хорошо! Что я должен подписать?
- Признание в том, что ты залез в мой дом и в том, что угнал машину. Этот документ я порву в том случае, если ты выполнишь всё, что я от тебя потребую.
- Я не буду ничего подобного подписывать без адвоката, - запротестовал Витя.
- Даже так?! – выкрикнул опер и стукнул кулаком по столу, – Значит, на сделку ты не идёшь?
- Дайте мне подумать.
- Не дам! Нет у меня на это времени. Всё очень серьёзно. В нашем районе пропал ребёнок.
- Вы про Сашку?
- Иди ты в жопу со своим Сашкой! Я говорю о реальном пропавшем ребёнке. Его зовут Вадим Мамаев. Совсем дитё. Восемь лет только исполнилось.
- И что вы хотите от меня?
- Проверить надо одного человечка. У меня есть подозрения, что он замешен в похищении ребёнка, но прямых доказательств нет.
- Как же я его проверю?
- Слушай и не перебивай. Я тебя сегодня подсажу к нему в камеру, ты нажужжишь в уши, что у тебя есть один знакомый адвокат, который обещал тебя завтра отсюда вытащить.
- Мне б на самом деле такого адвоката.
- Я уверен, что твой сокамерник попросит, чтоб ты помог ему с адвокатом. И ты якобы окажешь эту помощь. Когда адвокат вас вытащит, он скажет, что вам нужно исчезнуть на время. Просто испариться и всё. Ты тут же заявишь, что тебе негде спрятаться. И вся надежда будет на то, что твой сокамерник на радостях предложит тебе свою помощь, скажет, что у него есть такое место.
- А если он мне ничего не предложит?
- Ну, не предложит, значит, не предложит. Ты тогда просто часок погуляешь по городу и вернёшься ко мне в кабинет. А с твоим сокамерником мы будем разбираться сами.
- А если всё удастся?
- Если всё удастся, ты тихонечко изучишь место, в котором вы будете прятаться, и попытаешься найти похищенного ребёнка. Есть вероятность, что он будет именно в этом месте.
- Почему вы так считаете?
- Почему я так считаю, тебя не должно волновать. Твоя задача выполнять все мои приказания.

32.

Сашка узнал пьяный голос отца.
- Открой, гнида! – орал Константин Иванович. – Открой, падла!
- Костыль! - закричал Сашка и бросился к двери. – Это ты?
- Да, я! – выкрикнул человек за дверью и зашептал. – Не боись! Не сдам я тебя! Ну, убил, так убил. Я молчать буду…
- Что ты, блин, такое говоришь?
- Я молчать буду. Я вот такой. Не такой как такой. Понял ты меня?
Сашка проглотил ком, подступивший к горлу. Неужели за дверью стоит его отец? Он закрыл глаза и вспомнил своего деда, в котором души не чаял. Какая большая разница. Деда он мог бы назвать отцом, а вот этого пьяного человека за стеной, язык не поворачивался.
- Костыль ты сраный! – с досадой в голосе произнёс Сашка. - Ты сам не знаешь что говоришь.
- Открой, я сказал! – зарыдал Константин Иванович. - Ну, убил, так убил, ничего уж теперь не поделать. Сынок, ну открой, ну…

33.

Витю привели в изолятор временного содержания. Когда он увидел камеру, в которую попал, то сразу стал молиться богу о том, чтоб тот его вытащил из этого жуткого места. Она была по размерам всего несколько квадратных метров.
Отвратительные грязно-белые стены буквально давили на психику. Вдоль одной из них располагались в два яруса две кровати. Вдоль другой – скамейка. Расстояние между нижней кроватью и скамейкой позволяло протиснуться только одному человеку. Под окном торчало жалкое подобие стола, оно было прикреплено к стене. Но больше всего морально убивал общий открытый для глаз санузел, представляющий собой грязный унитаз и умывальник - всем умывальникам умывальник, достаточно один раз в него взглянуть и умываться перехочется надолго. Совсем недавно засохшие в нём следы зубной пасты, соплей и крови говорили о том, что его сокамерник человек далёкий от понятия чистоты и гигиены. Витя узнал его сразу, как только зашёл. Это был Рыжаков – друг отца Сергея Трусова, или точнее тот самый его товарищ, который давал ему разбавленный спирт на вексель. Не человек, а монстр с горами мышц на теле.
- Проходи, чё встал! – произнёс Рыжаков. - Я людей не обижаю!
- Здравствуйте, - выкрикнул Витька.
- Садись вон на скамейку, не стой. В ногах правды нет.
Витя не стал ждать повторного приглашения и опустился на предложенное место.
- Меня Витей зовут.
- Я помню, - улыбнулся Рыжаков. – А меня Денисом можешь звать. Я человек простой. Между прочим в Чечне воевал и награды имею.
- За что вас сюда?
- А тебя за что?
- В квартиру к милиционеру залез. Вот и попался.
- Воришка что ли? Домушник? Квартирник? Как вас там величают?
- Что вы! – возмутился Витя. - Что вы! Я не из таких.
- А из каких? - заржал Денис. – Из голубых?
- Не вонуйтесь, я здесь ненадолго, - пробормотал Витя.
- Все мы здесь ненадолго, - съязвил Рыжаков, продолжая ржать, как ненормальный. – Лет так на пять, не дольше.
- Смейтесь, смейтесь, а меня завтра мой адвокат отсюда вытащит.
- У тебя даже есть свой личный адвокат, - хохотнул Рыжаков и замолчал.
- Есть и очень хороший.
- Ну и флаг тебе в жопу! – сказал по этому поводу Денис. – Ходи и гордись.

34.

Вите так и не дали позвонить и сообщить, где он находится. И это больше всего его тревожило. Он волновался за брата и маму: они ведь не знают, что теперь думать и где его искать. Анализируя свои действия и поступки, Витя ругал себя за глупость, которая привела его в такое незавидное положение.
Рыжаков оказался неназойливым сокамерником. Он быстро потерял интерес к Вите. Сидел себе за столиком и о чём-то думал. Взгляд у него был не то обиженный, не то раздражённый – он явно переваривал внутри себя проблемы, из-за которых очутился в этой камере.
Переборов волнение, Витя стал подводить итоги своего расследования. Получалось странное дело: оба дома, адреса которых были указаны на открытках, принадлежали оперу с фамилией Хмельницкий. В первом и во втором он вёл себя как хозяин. Лысый парень с рыжей щетиной на лице, встретивший Витю с пистолетом в руках, приходился оперу сыном. Если верить, тому, что было написано на открытках, то выходило, что этот опер и его сын были теми самыми мужчинами мечты Светы, с которыми она жила. Только вот Хмельницкий, взглянув на открытки, сам был удивлён тому, что на них было написано. И из-за этого Вите совершенно не верилось в сделанный им вывод.
- Это подстава, - вдруг заговорил Рыжаков. – Я уже три года продаю спирт, и никто ещё за это время не отравился. А тут вдруг на тебе: двое дебилов травятся им, выпив его по рюмке.
- Они что, в больницу попали? - спросил Витька.
- Сдохли падлы!
Корпагин аж подскочил со скамейки.
- Ничего себе, умерли что ли?! – переспросил он.
Денис кивнул и продолжил свои размышления:
- Смотри вот, я ведь всё время в хате не сижу. Кто-то в моё отсутствие взял и пробрался ко мне и подменил хороший спирт на отраву.
- Запросто, - согласился с ним Витя.
Рыжаков вновь замолчал. Он упёрся глазами в стол, думая о чём-то. Через час он лёг на свою кровать и повернулся к Витьке спиной.
- Ложись спать! – простонал он. – Утро вечера мудренее.
Корпагин задумался, а может это и хорошо, что Денис так и не попросил помощи. Завтра Витька доложит об этом Хмельницкому, и тот от него отстанет со своими дурацкими поручениями. И тут до Корпагина пришла довольно безумная мысль. А вдруг в исчезновении членов семьи Трусовых виноват Рыжаков, ведь не просто так опер подозревает его в исчезновении какого-то Вадимки. А если эти исчезновения связаны между собой?
Витя ощутил, как его сердце забилось чаще. Он уставился в спину Дениса и тот это каким-то образом почувствовал.
- Чего тебе надо, малой? – резко спросил Рыжаков и повернулся к Витьке лицом.
- Если хотите, я вас познакомлю со своим адвокатом.
- А кем он тебе приходится: родственником каким-нибудь?
- Дядей.
- Помоги, в долгу не останусь.

35.

Костылю так и не удалось выбить дверь. Он бил по ней и ногами, и кулаками, и плечом – всё безрезультатно. Поняв, что у него для этого не хватит сил, он затих. А Сашка вернулся к Вадимке. Тот молча сидел под лестницей и крутил в руках бутылку с остатками бульона.
- Ну, как ты? – спросил Сашка. – Жить будешь?
- Буду, - ответил с серьёзным видом Вадимка.
Сашка прикоснулся губами к его лбу и улыбнулся:
- Радуйся, температуры нет.
- Кто там за дверью?
- Ай, не бойся - это Костыль, - сказал Сашка и пояснил,- батька мой.
- А кого ты убил?
- Глупости всё это. Ты его не слушай. Он больной на голову.
- Это как?
- Очень просто. Говно всякое пьёт, потому и больной.
- А зачем он его пьёт? – спросил Вадимка.
- Я тебе уже ответил. Потому что больной на голову. Не может не пить.
- Заболел, значит, - прошептал Вадимка. – Так его лечить надо.
- Поверь мне, - сказал Сашка и вздохнул. – Таких уже не лечат.
- А что с ними тогда делают?
- Ждут, когда они умрут.
- И ты ждёшь?
- Спи, малой! – закричал Сашка. – Достал ты уже!

36.

В пять утра Витю доставили в кабинет Валентина Хмельницкого. Не выспавшийся опер выглядел неважно: под его глазами нависли тёмные вздутые мешки. Он раскрыл ноутбук на столе и жестом показал Вите, чтоб, чтоб тот садился напротив него.
- Ну, как наши дела? – вместо приветствия спросил хриплым голосом Хмельницкий, подкурил сигарету и выпустил струю дыма прямо в лицо Корпагина.
- Как вы и предполагали, Рыжаков попросил помощи.
- Вы знакомы?
- В камере познакомились, - соврал Витька, чтобы избежать лишних расспросов.
- Значит так, дружок, ты должен уяснить одно очень важное правило,- стал объяснять детали предстоящей секретной операции Хмельницкий, - ты работаешь чисто на меня. Не на милицию в целом, а только на меня. Ты помогаешь мне, а я взамен дарю тебе свободу. Ни одна душа не должна знать об этой сделке. Если ты это правило нарушишь, считай, что никакой договорённости между нами никогда не было и готовься сесть в тюрьму. Я тебя обязательно найду, и посажу надолго.
- Я вас понял, - пробормотал Витя.
- Связываться со мной будешь по мобильному телефону. Обязательно следи затем, чтоб он не разрядился. Зарядку к нему я положил к вещам, которые у тебя изъяли. Будешь выходить из камеры, тебе твои вещи вернут. Понял меня?
- Да, понял.
- Выходить на связь будешь раз в пять часов. В телефоне твоём забит номер некого Димки Шумахера. Вот поэтому телефону и звони мне. Называй меня Шумахером, Димоном, Демоном – сам выбирай, как тебе больше нравится.
- А если я не выйду в течение пяти часов на связь?
- Пять часов это ерунда. Если ты не выйдешь на связь в течение суток, я буду считать, что ты нуждаешься в моей помощи, и найду тебя благодаря твоему работающему мобильнику.
- Так за это время он меня может раз двадцать убить? – выкрикнул Витька.
- Рыжаков тебя и за пять минут сможет убить раз двадцать. Он бывший спецназовец и голыми руками ты его не победишь, даже не думай об этом. О нём сейчас с тобой и поговорим. Бери свой стул и подвигайся к экрану ноутбука.

Старый 10.01.2015, 00:17 #6    
Новичок
 
Регистрация: 11.06.2013
Сообщений: 0
Репутация: 0
Часть третья. За гранью

… а животное, живущее инстинктами.

1.

Рыжаков оказался настоящим психом. Корпагин быстро пожалел, что согласился на некоторое время зависнуть у него в гостях. План Хмельницкого сработал, но Витька этому был совсем не рад.
- Не переживай, Витёк, у меня есть одно местечко. Нас там ни одна гнида не найдёт, - воскликнул Денис и пожал руку пожилому мужчине. – Спасибо вам, что вытянули меня из камеры. Я обязательно с вами рассчитаюсь.
- Не за что. Витьку благодарите, - ответил мужчина. - Он парень у нас неравнодушный.
Рыжаков кивнул и быстрым шагом направился к стоянке, на которой среди автомобилей красовался мотоцикл «Yamaha». По нёму было видно, что он даже ради приличия не хотел задерживаться возле участка милиции.
- Эй, поехали! Я ждать не буду! – крикнул он Витьке и завёл свою чудо технику. – Я тебя завезу в такую глухомань, мама не горюй! Живи там, сколько хочешь! Я тебя, пацан, не выгоню.
Витя собирался позвонить домой, но понял, что не успеет. Как только он сел за спиной Дениса, мотоцикл с рёвом сорвался места и выскочил на оживлённую дорогу. Обгоняя машины, «Yamaha» набрала большую скорость. Рыжаков спецом гнал всё быстрее и быстрее, желая подарить Витьке столько адреналина, сколько тот за всю свою жизнь не испытывал. Денису казалось, что парень тоже в восторге от такой скорости. Но Витька вместо того, чтоб восторгаться, молился богу, чтоб эта поездка не оказалась последней в его жизни.
За городом Витька вообще пожалел обо всём, о чём только можно пожалеть. Зачем он согласился на предложения Хмельницкого? Посидел бы на зоне лет пять, и ничего бы с ним не стало. Рыжаков вошёл в такой раж, что казалось ещё минута и его мотоцикл превратится в ракету, оторвётся от земли и полетит со скоростью звука.
Возмущало ещё и то обстоятельство, что на свою башку Денис надел шлем, а ему - Витьке - не предложил, так как второго у него не было. Сбавив скорость, Рыжаков свернул на лесную дорогу и проскочил канаву с водой. Он вновь прибавил газу и специально с лихим заносом вошёл в поворот.
Витя терпел его выходки, сжав крепко зубы. Более того, он потерял счёт дорожным развилкам. Их было столько, что нормальный человек никогда бы не запомнил, на какой куда надо поворачивать.
И всё-таки они добрались до места назначения. Рыжаков специально остановился на холме, чтоб Витя увидел красивый двухэтажный особняк на ограждённой высоким бетонным забором просторной территории. Поверх забора шла витками колючая проволока. На серых воротах огромными чёрными буквами было написано «Приют для животных».

2.

Рыжаков закрыл ворота и сразу двинулся к особняку, построенному из тёсаных брёвен. Витя шёл следом и смотрел по сторонам. Он увидел колодец, несколько вырытых глубоких ям и вспомогательное здание, сооружённое из белого кирпича.
- А почему на воротах написано «Приют для животных»? – стараясь не выдавать своего волнения, поинтересовался Витя. - Здесь и вправду есть какой-то приют?
- Якобы строится, - пояснил Денис. – Дело это довольно прибыльное. Открыт счёт на благотворительные нужды и собираются денежки. Сложная махинация, но всё продумано.
- Как понять «якобы строится»?
- Для отвода глаз несколько помещений с клетками и животными имеется, - пояснил Рыжаков, - а так это всё фуфло.
- И вы мне так спокойно об этом рассказываете?
- Ну, мы ж теперь друзья? – хохотнул Рыжаков.
Корпагину этот хохот совсем не понравился. Ему показалось, как будто Денис над ним насмехается.
- А у вас здесь тихо и хорошо, - произнёс Витя, решив сменить тему.
- У нас тут супер, - произнёс Рыжаков, потянул на себя дверь и вошёл в дом.
Витя был поражён идеальной чистотой и красотой внутри дома. На стенах проходного зала висело различное охотничье снаряжение: ружья, дробовики, ножи, капканы, фляжки, подсумки – прямо как в музее. На полу лежал ковёр насыщенно красного цвета с зелёным рисунком.
- И это всё принадлежит вам? – спросил Витя.
- Мне! – ответил Рыжаков. - И ещё кое-каким хорошим людям.
По середине гостиной стояли: овальный стол и стулья с высокими спинками. К стенам были прикреплены металлические подставки с чучелами редких птиц. Через большущие окна хорошо просматривалась территория, находящаяся с тыльной стороны здания. На ней располагались две обширные беседки. У забора в самом дальнем углу участка Витя увидел деревянный туалет и складированные под навесом дрова.
Пока Витя смотрел в окно, Рыжаков притащил из кухни бутылку коньяка и несколько бутылок пива, а так же бокалы и рюмки.
- Садись за стол, - пригласил он. – Сейчас нам с тобой закусон организуют.
- Мы здесь не одни? – удивился Витя.
Рыжаков разлил коньяк по рюмкам.
- У меня к тебе есть предложение, - вместо ответа произнёс он. – Тебе всё равно надо где-то зависнуть. Побудь у меня здесь за управляющего.
- За кого?
- За управляющего, Витёк! За управляющего. Сиди и смотри, чтоб никто хернёй не занимался.
Из кухни в гостиную с подносом, на котором стояли тарелки с закуской, вышла девочка-подросток с большим животом.
- Здравствуйте, - сказала она.
- Привет,- пробормотал Витя и почувствовал, как волосы на его голове становятся дыбом.
- Садись, Света! – приказал Рыжаков. – Я тебя познакомлю с хорошим парнем.

3.

Наступило время обеда. Сашка допил последние капли бульона, которые вызвали ещё большее чувство голода. Он вылез из-под лестницы на четвереньках, встал на ноги и тут же ощутил слабость. Его зашатало, как пьяного. Ноги задрожали. Голова закружилась. Это состояние было ему хорошо знакомо. Он знал, что если сам о себе не позаботится, то может запросто умереть от голода. Бывали времена, когда ему приходилось лазить по мусорным контейнерам ради чёрствого куска хлеба или других каких-нибудь пищевых отходов. Однажды, возле мини-рынка в одном из контейнеров он нашёл дыню. Счастью его не было предела. Он принёс её домой, чтобы честно разделить между всеми. Но у него её отобрали, она пошла на закуску. Мать щедро нарезала её для своих собутыльников. Ему взамен дала конфету «барбариску» и вытолкала из кухни. А когда он начал кричать, что это его дыня, мамаша вылетела с мокрым полотенцем в руках и лупила его до тех пор, пока он не перестал визжать. Она оставила много синяков у него на теле и сама не поверила, когда протрезвела, что это дело её рук.

- У меня живот болит, - захныкал Вадим. – Я есть хочу.
Сашка посмотрел на него с открытой злостью.
- Я тоже есть хочу и что?! – не выдержал и крикнул он.
- Я умираю… я больше так не могу… помоги мне, пожалуйста!
- А ты сам пробовал себе помочь?! – спросил Сашка, и в его глазах на миг потемнело. Он схватился за голову и застонал.
- Я? – удивился Вадим. - Я не пробовал!
- Ну, так чего ты сидишь, - завопил Сашка. – Иди и пробуй!
- Что пробовать?
Сашка бросился под лестницу и достал из пятилитрового пластикового ведёрка шпатель с засохшей шпатлёвкой.
- Вот этим будем лупить по железной двери. То ты, то я, пока нам не откроют.
- Я понял! Нас услышат и спасут!
- На счёт «спасут» я не обещаю. А вот тех, кто нас здесь закрыл, мы точно достанем.
Сашка выудил из ведра четыре проросших картофелины. Подумал немножко и две положил обратно. Одну протянул Вадимке.
- Я совсем про них забыл. Давай сожрём по одной. Может чуть-чуть полегчает.

4.

Корпагин еле узнал Свету. Она выглядела жутко. Невозможно было без содрогания на неё смотреть. На лице выделялись скуловые кости, под глазами красовались чёрные ямы, губы потеряли свой цвет и стали серо-синими. Руки и ноги худые. Не тело, а скелет с животом. Вялая, уставшая и унылая. Витя сразу подумал о том, что Света очень тяжело переносит беременность и ей явно нужна помощь хорошего врача.
Корпагин краем глаза заметил, что Рыжаков наблюдает за его реакцией. Смотрит и улыбается. Витя потянулся к бутылке с пивом и сделал глоток.
- Ого! – воскликнул он. – Вот это пиво!
- А то! – тут же среагировал Денис. – Настоящее чешское.
- Шикарно живёте.
Улыбка на лице Рыжакова растянулась до максимума. Он поулыбался немножко, подумал о чём-то и сказал:
- Крутиться надо в этой жизни. Что-то придумывать. Деньги ленивых и глупых не любят. Правда, Светка?
Света кивнула, взяла со стола налитую рюмку с коньяком и выпила, никого не дожидаясь.
- Вот это по-нашему, - похвалил Рыжаков и наполнил Светкину рюмку опять до краёв. – Не боись, пей ещё! – воскликнул он. – Мне ничего для тебя не жалко.
Витя попытался заглянуть в глаза Светы, но она сразу отвела взгляд и спросила разрешения у Дениса:
- Можно я пойду?
- Иди – иди, глупенькая. Кто тебя держит?
Света тут же бросилась к выходу из гостиной.
- Света! – окрикнул её Рыжаков. – Светулик, ты не забыла, что тебе ещё надо помыть пол на втором этаже.
- Я помню.
- Всё тогда, иди, котёнок.
Витя уставился на живот Светы. Ему тут же захотелось спросить у Рыжакова, кто ж постарался обрюхатить несовершеннолетнюю девчонку. Неужели Рыжаков сам постарался?
Что-то подсказывало Вите – спрашивать не стоит! Есть большая вероятность, что он нарвётся на неприятности.
- Ты молодец, Витёк! – сказал Денис и обнял Корпагина за плечи. – Уважаю! Ты настоящий мужик. Если б не ты, я бы ещё долго на нарах парился.
- Странно, - произнёс вслух свои мысли Витёк. – Вы далеко не бедный человек, а адвоката нанять не смогли себе позволить.
- Ничего тут странного нет,- запыхтел сигаретой Рыжаков. - Опер этот поганый телефон у меня отобрал и не давал никакой возможности с кем-нибудь связаться.
- Вот же урод! – выпалил Витька.
- Да, я и не знал, что мне понадобится адвокат. Хмельницкий меня позвал к себе на пару вопросов. Я приехал в участок на мотоцикле, и меня прямо на стоянке менты взяли. И сразу в камеру определили.
- Теперь понятно.
- Даже, если б мне дали позвонить, то кому бы я позвонил? Какому адвокату? Их много, а какой из них хороший угадать, сидя за решёткой, сложно.

5.

Вадиму стало плохо. Как только он доел сырую проросшую картофелину, его тут же скрючило. И он, схватившись за живот, заорал:
- Больно! Больно! Очень больно!
Сашка глазами, полными ужаса, уставился на бедного парнишку. Тот крутился по полу, стонал, орал и плакал.
- Вадим! Вадимка, чем я тебе могу помочь? – попытался узнать у него Сашка.
Но Вадим не отвечал. Сашка не выдержал, схватил шпатель и побежал вверх по лестнице. Он долго и упорно лупил им по двери. И наконец-то её открыли.
На Сашку грозно взглянул мужик без одного глаза.
- Чего ты ломишься, чмо?! – гаркнул одноглазый и замахнулся на ребёнка рукой. – Сиди тихо!
- Я не могу сидеть тихо, - вцепился изо всех сил руками в него Сашка. - Поесть нам дай что-нибудь. Мы умираем с голоду.
Одноглазый с такой силой оттолкнул Сашку, что тот кубарем слетел со ступенек.
- Я тебе сейчас и поесть и посрать дам,- рявкнул на мальца мужик. - Ещё один стук и поубиваю всех.
Сашка ему не ответил. Он уже ничего не слышал и не видел. Лежал неподвижно на холодном бетоне, закрыв глаза.

6.

Витя уставился на Рыжакова. Тот за час выпил почти целую бутылку коньяка и две бутылки пива. Его лицо стало багровым, глаза мутными.
- Тебе у нас очень понравится, - говорил Денис чуть заплетающимся языком. – Чистый воздух, птички поют. И работа управляющим принесёт кое-какой доход.
- Я не хочу работать управляющим. Это не по мне.
- Не спеши отказываться.
Хлопнула входная дверь. Корпагин услышал чьи-то шаги. Кто-то быстро шёл по проходному залу. Витя весь напрягся, предчувствуя, что тот, кто сейчас войдёт, ему очень не понравится.
В гостиную вошёл одноглазый мужчина в рабочем комбинезоне. По правую его руку на ремне в кожаном чехле висел охотничий нож.
- Оппа! – воскликнул Рыжаков. - А вот и наш Олежек.
- Побазарить надо, - сказал Олег. – Дело срочное.
- Знакомься, Витя, это наш управляющий.
- Здравствуйте! – выкрикнул, подскочив со стула, Корпагин и протянул руку одноглазому.
- Привет! – пожал руку управляющий. - Привет!
Витя чуть не взвыл от такого сильного рукопожатия. Он взглянул на свои посиневшие пальцы и усмехнулся. Не ладонь, а тиски! Сожми одноглазый его руку посильнее – сто процентов раздался бы хруст костей. А с виду и не скажешь, что он такой крепкий.
- Вот этого товарища, Витька, и надо подменить, - объяснил Денис. – Он в отпуск просится.
- Сравнили вы его и меня. Я никогда ни кем не управлял.
- Это хрень поправимая, - произнёс Олег. - Ладно, малец, иди, погуляй пока.
- Я во двор пойду, - сказал Витя.
- Хорошо, Витька, - дал добро Рыжаков. – Можешь, ходить здесь, где хочешь. Только одно правило запомни: на второй этаж подниматься нельзя. Потом объясню почему.
Оказавшись во дворе, Витя тут же схватился за мобильный телефон. Набрал номер, но звук соединения не услышал: ни мелодии, ни гудков.
- Здесь нет связи, - раздался голос за его спиной.
Корпагин обернулся и увидел Свету, которая стояла на террасе второго этажа. Витя быстро поднялся к ней по скрипучим ступенькам.
- Сюда нельзя! – прошептала она.
- Ладно-ладно! – пробормотал Витя. – Детский сад какой-то. Сюда нельзя. Туда нельзя.
- Парень, ты что сдурел?! – произнесла Света. – Ты хоть понимаешь с кем связался? Беги отсюда пока не поздно! Беги, глупец!
- Света, ты что меня не узнала? – удивился Корпагин. – Это я Витька. Друг твоего брата.
- Ты что-то перепутал, парень. Нет у меня не сестёр, ни братьев.
- Света, хватит дурочку из себя строить. Объясни, что происходит.
- Уходи, бедолага, отсюда. Сегодня! Сейчас! Немедленно!– взволновано заговорила Света. - Иначе тут тебя и похоронят.

7.

Денис и Олег вышли во двор и закурили. В руках у Дениса была бутылка с коньяком.
- Там за дверью целая кухня оборудована, - продолжил начатый в гостиной разговор Рыжаков. – Пора выпускать мамашу. Она разберётся что делать.
- Как скажешь, - пробормотал одноглазый.
Денис поискал взглядом Витю. Выглянул за угол дома. Не увидел его и о чём-то задумался.
- Знаешь, что, - заговорил он, сменив тему. – Ты очень сильно на него наехал. Он может не простить.
Олег хохотнул и плюнул прямо под ноги Рыжакову.
- Мне плевать. Веришь, нет?
- Не стоит тянуть одеяло на себя, - разозлился Денис, - с ним этот номер не пройдёт.
- Ха-ха, рассмешил! – повысил голос Олег. – Да, он без пяти минут покойник.

8.

Света заметила выглядывающего из-за угла дома Рыжакова и опустилась на пол террасы.
- Спрячься же ты, - прикрикнула она на Витю. – Если нас увидят вместе, мне мало не покажется.
Витя кивнул и сел на корточки рядом с нею.
- Света, мне нужны ответы на кое-какие вопросы. Я ищу твоего младшего брата. Он бесследно пропал.
- Мне уже всё равно. Пропал, так пропал.
- Скажи, Света, твоя семья тебя очень сильно обидела?
- У меня нет семьи, и никогда её не было.
- Света, помоги мне, а я помогу тебе.
- Я не нуждаюсь в ничьей помощи, - тяжело вздохнула девочка и провела руками по животу. - Поздно мне помогать.
- Я тебя понимаю, – прошептал Витя. – Тебе сейчас очень тяжело, и ты ни во что не хочешь верить. Так ведь это?
- Так или не так – это уже не важно! Не думай сейчас ни о ком кроме себя.
- Ладно, Света, только не учи меня, что и как делать. Лучше ответь вот на какой вопрос: ты отправляла письмо и открытки с какой целью? Чтобы лишний раз напомнить своим о том, что они натворили? Я прав?
- Я думала, что они опомнятся, - заговорила Света. - Я специально писала адрес на открытках, давая им шанс найти меня и хоть как-то всё поправить. Но никто из них не откликнулся.
Свету затрясло.
- Кроме папаши, – она истерически засмеялась, – тот сказал, что я сама виновата. А потом добавил, что во всём есть свои плюсы.
Витя схватил её за руку и стал гладить, пытаясь успокоить. Света не выдержала и заплакала.
- Витёк, ты где? - неожиданно раздался голос Рыжакова.
Корпагин осторожно выглянул во двор и увидел Дениса с Олегом. Рыжаков смотрел прямо в их сторону.
- Сиди тихо! - приказала Света. – Они пройдут, и ты тихонько уходи.
- Света, я ищу твоего брата Сашку! Помоги мне найти его.
- Ты с ума сошёл? – горько засмеялась Света. – Какой из меня помощник? Одно я тебе могу сказать с уверенностью – здесь его нет.

9.

Корпагин нашёл Рыжакова в беседке. Денис пил коньяк прямо из бутылки и курил очередную сигарету.
- Вы меня искали? - спросил Витя.
- Даю тебе последнее китайское предупреждение, - сказал Рыжаков злым голосом. – Если ещё раз окажешься на втором этаже, я тебя убью. И это не шутка!
Витя поднял к верху руки, признавая, что поступил нехорошо.
- Виноват! Больше не повториться. Я обещаю.
- Ты так мне и не дал ответ. Поработаешь управляющим, или нет?
Витя увидел, каким неприятным сверлящим взглядом смотрит на него бывший спецназовец, и сразу же кивнул. Рыжаков вмиг переменился. Улыбка расползлась на его лице.
- Вот это по-нашему, - произнёс он свою излюбленную фразу. – Пошли, покажу тебе твою спальню.
Хорошо поддатый Рыжаков открыл перед Витей одну из комнат на первом этаже. Она была небольшой, но с двуспальной кроватью, со шкафом для одежды и с мини баром в стене. Окно спальни смотрело на одноэтажное кирпичное строение. Витя чувствовал, что Сашка находится именно там.
- Заселяйся. Выпивку и закуску найдёшь на кухне. Жри и пей, сколько хочешь. Для своих ничего не жалко.
- Спасибо, - поблагодарил Витя.
- Не за что, - сказал, махнув рукой, Денис. – Через пару деньков девку тебе организуем. Конечно, они у нас здесь не красавицы, но на всё согласны. Что попросишь, то и сделают.

10.

Поднимаясь на ноги, Сашка выл громче волка. Боль разрывала его тело на части. Больше всего болели: голова, правая рука и несколько рёбер. Бедный мальчишка проклинал тот день, когда родился. Он не мог понять, за что ему эти муки.
- Эй! – позвал его из угла под лестницей Вадим. – Сашка!
- Чего тебе?!
- Ты живой?
- А что не видно?
Неожиданно на потолке загорелась ярким светом лампочка. Раздался шум открываемого замка. Отворилась железная дверь, и в подвальное помещение влетела с перекошенным лицом Ирина Петровна – мать Сашки. Она c топором в руках, шатаясь из стороны в сторону, довольно быстро стала спускаться по лестнице.
Сашка уставился на неё с непониманием. Зачем ей топор? Может, она пришла спасти его? Но он тут же отогнал эту мысль – такое вряд ли возможно.
- Ну, что, принимайте мамку, - закричал одноглазый управляющий, вошедший вслед за Ириной Петровной. – Она вас всех накормит.
Он посмотрел на перепуганных детей и захохотал, явно получая удовольствие от данного зрелища.

11.

Корпагин остался один в комнате. Он вспомнил про маму и брата. Они ведь не знают где он и что с ним. Тяжело вздохнул и заглянул в бар. Увидел початую бутылку конька, несколько рюмок и коробку шоколадных конфет «Спартак».
«Мамка, наверное, там с ума уже сошла. Какая же я сволочь, что не позвонил ей, как только вышел из отделения милиции», - грыз себя Витя, - «Какой же я мудак!»
Он достал из кармана брюк мобильник и набрал номер брата. Так, на всякий случай, а вдруг, да что-нибудь получится – но, увы, телефон тупо молчал: связь отсутствовала, даже намёка на неё не было.
Корпагин налил в рюмку коньяка и выпил залпом. Осторожно приоткрыл дверь и высунулся в коридор. Темнота, тишина – ни кого не видно, ничего не слышно. Двинулся по коридору в сторону гостиной, прошёл мимо комнаты Рыжакова. Заглянуть в неё побоялся. Быстренько проскочил гостиную, проходной зал и вышел во двор. Подошёл к кирпичному зданию и благодаря двум освещающим территорию прожекторам обнаружил, что на входных дверях висит навесной замок. Обратил внимание на окна – снаружи их защищали решётки, поэтому проникнуть через них не представлялось никакой возможности.
Витя снова вздохнул и подошёл к лестнице, ведущей на террасу второго этажа. Поднялся по ней, не оглядываясь. Уставился на входные двери. Собравшись с духом, он проник в коридор. Включил фонарик, встроенный в мобильник и тихонько прошёлся по верхнему этажу. Он насчитал восемь дверей. Хотел, было уже, приоткрыть одну из них, чтоб заглянуть внутрь – но она открылась быстрее, чем он попытался это сделать.
- Как ты угадал, где меня найти? – удивилась Света, после того, как затянула его в свою спальню.
- Очень просто, сердцем почувствовал, - солгал Витя.
- Вот же ты дурачок! Зачем пришёл?!
- Света, расскажи, что случилось с тобой. Мне надо докопаться до истины. Я хочу знать, за что убили Сергея.
- Ох, дурачок ты дурачок, - прошептала Света. – Ты сам не знаешь что творишь. Тебе бежать отсюда надо, а ты вместо этого сунешь свою голову в петлю.
- Света, может, меня к тебе бог послал, а ты меня гонишь.
- Рассмешил, конечно, - сказала Света. – Обещай, если я тебе всё расскажу, ты немедленно покинешь это место.
- Обещаю! – произнёс Витя и сел на кровать. Света села рядом с ним и стала рассказывать о своей беде.
- Со мной тогда творилось чёрт знает что - мне казалось, что счастливей меня нет на свете. Пашка, по которому я пол года сохла, сам подошёл ко мне и пригласил в кино на вечерний сеанс. Сказал, что я ему очень нравлюсь.

12.

В тот день у нас шла очередная попойка. Папаша мой получил пенсию по инвалидности и устроил праздник души и тела. А я в своей комнате прихорашивалась, готовилась к походу в кино с Пашкой. Размалевалась хуже всякой проститутки и надушилась, мама не горюй! Да и оделась соответственно.
Очень есть захотелось, и я заглянула на кухню. За столом, выдвинутым на середину, шумно отдыхали мои родаки, Сергей, Маринка и Рыжаков. Их развлекал дворник Лёша. Он вовсю наяривал на гармони.
Мать что дурная вопила застольные песни. Отец ухаживал за Рыжаковым:
- Ты вон колбаски бери, салатика накладывай. Чего сидишь как не родной?
Я взяла из глубокой тарелки бедро копчёной курицы и встретилась взглядом с Денисом. Он заулыбался и выкрикнул:
- Смотрите, какая к нам красавица пришла.
- Что ты хотел… вся в меня, - тут же среагировала мамаша. – Иди, доченька, к нам, покушай вкусненького с нами.
- Не хочу, спасибо! - отказалась я.
Потом, помню, заглянула в спальню к Сашке.
- Как дела, братик?
- Да, как всегда. Сегодня, блин, гуляем. Завтра сдыхаем.
- Ты хоть поел?
Cашка кивнул и сообщил:
- Маринку опять напоили! Вот же козлы! У неё же опять может приступ начаться.
Я погладила малого по голове. Вышла в коридор и увидела, как Рыжаков помогает моему старшему братцу добраться до спальни.
- Ну, Серый, ты даёшь! - отчитывал он его. - Норму свою надо знать.
Я улыбнулась и спросила:
- Нажрался уже?
- Ага, - вздохнул Денис. - Пить не умеет, а берётся.
Завёл Сергея в спальню и сам прямиком в нашу с Маринкой комнату. Сел рядом со мной на кровать и обнял за плечи.
- Света, у меня к тебе есть суперское предложение, - тяжело дыша, заговорил он. - Давай, ты поживёшь у меня. Поверь, это отличный для тебя вариант. В тысячу раз лучше этого гадюшника.
Я уставилась на него, вижу: занервничал, лоб и лысина покрылись капельками пота. Скинула его руку, отодвинулась и прикрикнула:
- Отстаньте! Завтра вечером придёте, и мы с вами поговорим на эту тему.
А он мне в ответ:
- Но я не хочу ждать до завтра.

Старый 10.01.2015, 00:18 #7    
Новичок
 
Регистрация: 11.06.2013
Сообщений: 0
Репутация: 0
13.

- Витёк, твою мать! – раздался пьяный голос Рыжакова в коридоре второго этажа. - Ты где?! Я ж тебя всё равно найду.
Витя и Света испуганно переглянулись.
- Не спиться ж ему, - прошептал он.
А она приложила палец к губам и сказала:
- Если тебя здесь найдут, беды не миновать.

14.

Ирина Петровна с воинственным рёвом проскочила мимо Сашки и со всего размаху ударила топором по двери.
- Вот же сука! – заорала она.- Закрылся там и пьёт в одиночку. Алкаш хренов!
Ей хватило двух ударов, и дверь вылетела вместе с рамой.
- Костыль, где водка! – завопила Сашкина мамаша. – Я знаю. У тебя там целая канистра.
- Не тронь! – раздался ответный вопль. – Я сам тебе налью.
Сашка осторожно взглянул в дверной проём и присвистнул. Он увидел не простенькое подвальное помещение, а хорошо оборудованную кухню. В ней было всё, что надо: электрическая плита, стол для большой семьи, навесные шкафчики и холодильник. Более того, прямо на столе лежала нарезанная закуска: копчёная колбаса и солёные огурцы.
Костыль, обняв двумя руками канистру, защищал её, как мог от своей жены.
- Успокойся, дура! – визжал он. – Это всё моё!
Сашка бросился к столу и сгрёб с него колбасу. Стал трясущимися руками запихивать её в рот и только тогда заметил у стены Маринку. Она лежала с открытыми глазами и не шевелилась. Очень уж такая спокойная. Сашка подлетел к ней, упал на колени и стал руками бить по щекам.
- Марина! – громко зарыдал он. – Мариночка!

15.

Рыжаков распахнул дверь. Света подскочила на кровати и уставилась на него.
- Что случилось? – спросила она. - Чего вы орёте?
Денис злым взглядом обвёл комнату и рявкнул пьяным голосом:
- Спишь уже?!
- Так я ж всё сделала.
- Ладно, спи с-сука! – разрешил Денис. – Не до тебя сейчас... Где этот урод? Постоянно искать надо.
После чего он хлопнул дверью и зашагал дальше по коридору. Ещё минут пять он бродил по второму этажу. Была слышна его нецензурная ругань и конкретные угрозы в адрес Корпагина. Они все сводились к одному смыслу: найду – убью!

16.

Витя вылез из-под кровати и тяжело вздохнул.
- Чего ему не спиться? – с досадой произнёс он.
- Витя, уходи! Он не успокоится, пока тебя не найдёт.
Корпагин стиснул пальцы в кулаки, показывая всем видом, что его начинает злить происходящее. Почему это он должен бояться какого-то алкаша?! Только потому, что тот бывший спецназовец? Треснуть бы его лопатой по голове. Витька аж зарычал, представляя, как он это будет делать. Раз по башке - и готово! Вот только бы лопату найти.
- Хорошо-хорошо! – выпалил Витя. – Я ухожу.
Света схватила его за руку.
- Ты меня не понял. Уходи совсем. Беги отсюда прямо сейчас.
- Без тебя не уйду! – заявил Витя.
На лице Светы появилась горькая улыбка.
- Глупости! Со мной вопрос решён. Я уже не жилец на этом свете. Я уверена, что роды меня убьют.
- Когда тебе рожать?
- Скоро… Совсем скоро.
- Вот, когда родишь, тогда и вернёмся к этому разговору.
- Ты мне обещал.
- Ты мне тоже кое-что обещала.
- Парень! – разозлилась Света. – Мне всё равно! Чего я тебя умоляю! Хочешь сдохнуть – сдыхай! Только потом не говори, что я тебя не предупреждала.
- Глупенькая,- произнёс Витя и сел у ног беременной девчонки. - Хватит всего бояться. Я с тобой. Всё плохое скоро закончится.
- Господи,- простонала Света,- хуже бреда ещё не слышала.
- Знаешь, что, - сказал Витя. – А рожать не страшно.
- Ты то откуда знаешь? - засмеялась несчастная девочка-подросток. – Говоришь так уверенно, как будто пять раз рожал.
17.

Слёзы вытекали ручьями из глаз Сашки. Прижав к груди голову сестры, он с ненавистью смотрел на своих родителей, которые схватились за канистру с самогоном и тянули её каждый на себя. Мать ревела как медведь, у которого забирают бочонок с мёдом. Отец скулил, выл и шмыгал носом. Он был похож на ребёнка, отстаивающего права на свою любимую игрушку. Не дам никому! Это моё!
- Да перестаньте же вы! – завопил что есть мочи Сашка. Его глаза налились бешеной краской. – Марина умерла! Вы что не видите?!
От этого неимоверного вопля у мальчишки полопались сосуды на глазах. На миг воцарилась тишина. Константин Иванович воспользовался замешательством Ирины Петровны и вырвал наконец-то из её цепких лап канистру. Он стал отворачиваться от супруги, а та, поняв, что дело дрянь (канистра упущена), с воинственным криком взлетела на стол и со всего размаху влепила затрещину по его затылку. Костыль перелетел через скамейку и рухнул на жесткий, как наждачная бумага, бетон, расцарапав при этом свои локти. Сашка метнулся к нему и вырвал из рук ёмкость с алкоголем. Он быстро открутил крышку.
- Тихо мне, - сквозь зубы проговорил Сашка и наклонил канистру. – Иначе я всю эту дрянь сейчас вылью. Марина умерла, вы, что, не видите?
Перепуганные родители уставились на своего сына. И ему показалось, что наконец-то смысл сказанного доходит до их сознания.
- Сашечка, - вытянув руки вперёд, стала умолять Ирина Петровна. – Сыночек, пожалей мамку. Так сердце бьётся, – и, помолчав секунду, добавила слезливым голосом, - Не похмелюсь – умру!

18.

Рыжаков нашёл Виктора в беседке. Он туда раза три заглядывал. На четвёртый ему повезло.
- Где тебя черти носят! – завозмущался Денис. – Я тебя уже целый час ищу.
- Я здесь всё время был.
- Ага, ври мне, и я тебе поверю.
- Ну, в туалет пару раз отлучался.
- Понос что ли у тебя? – заржал Рыжаков. – Ладно, тогда верю.
Денис схватил Витьку за рукав куртки и потянул за собой.
- Пошли, я тебя познакомлю с твоими работниками.
Рыжаков привёл Витьку к дверям кирпичного дома. Он быстро открыл навесной замок и включил свет. Корпагин ожидал увидеть кровати со спящими работниками. Но вместо этого перед его глазами предстала голая бетонная площадка, в самом конце которой уходила вниз лестница.
Пока двигались к лестнице, Витя успел заметить въевшиеся в бетон кровавые пятна. В подвале Витю ждало потрясение. Он увидел клетки-камеры размером два метра на метр. И в этих клетках на соломе сидели или лежали люди. Совершенно неопрятные и неприятные на вид. Несколько камер было свободных.
Воняло в подвале жутко. Скорее всего, несчастные в клетках справляли нужду прямо на солому.
- Ты не поверишь,- захохотал довольный потрясённым Витиным видом Денис. – На содержание этих животных нам постоянно капают денежки.
Витя проглотил ком, подступивший к горлу. То, что он видел своими глазами, не лезло ни в какие ворота.
- Не переживай ты так, - отреагировал на Витино смятение Рыжаков. – Они себя здесь чувствуют как в раю. Если хорошо себя ведут, у них всегда и выпить есть и закусить. А вон та беззубая тёлочка, - Денис пальцем указал на спившуюся и улыбающуюся женщину, - делает потрясающие минеты. Я тебе это дело обязательно организую.
Витя почувствовал, что его сейчас вырвет. Он бросился вверх по лестнице. Его сердце так колотилось, что он никак не мог себя успокоить. В конце-концов его вывернуло наизнанку. Распахнув двери, он вырвался во двор.
- Господи, какой ужас! – выкрикнул Корпагин в лицо ярко улыбающемуся Рыжакову. – Поверьте, я с этим беспределом связываться не собираюсь.
Денис в ответ со всего размаху влупил Вите коленом в живот. Витя охнул от неожиданности и стал ртом хватать воздух.
- А у тебя, сопляк, особого выбора нет, - произнёс спокойным голосом бывший спецназовец. – Или работаешь управляющим, или готовься сидеть, как они, в клетке.
Рыжаков погладил Витьку по голове, как собачку.
- Ладно, не обижайся, - сказал он. – Я тебе сейчас такое шоу устрою, благодарить ещё будешь.

19.

Шоу организовал одноглазый. Лицо у него было кислое и даже чуток недовольное. Рыжаков разбудил его и попросил провести представления для будущего управляющего. Сонный Олежка выволок на бетонную площадку двух алкоголиков. Оба были худющие, синющие, грязные, вонючие – смотреть на них было совершенно неприятно.
- Так, сегодня нас повеселят представители от синеносых и краснолицых, -представил участников Денис. – Приз бутылка самогона и щедрый закусон с барского стола. Дерёмся, господа дворяне, до того момента, когда кто-то не крикнет хватит.
- Вот тот, что справа – это Блевон. После первой рюмки сразу блюёт. Второй - это Профессор. Циркачи ещё те. За бутылку водки и прокукарекают, и споют, и станцуют. Чё попросишь, то и сделают.
- Всё, Профессор, - проговорил Блевон. – Сдохнешь ты сегодня у меня. Скопытишься, падла.
- Видали мы таких умных,- ответил Профессор.
- Кий – я! – как каратист заорал Блевон и угрожающе взметнул вверх ногой. Это получилось у него очень неудачно и он, потеряв равновесия, шлёпнулся на задницу. - О-ё-моё, - простонал он.
- Вот в ком пропал настоящий талант артиста, - захохотал Рыжаков и взглянул на тучного Витьку. – Парень, да будь ты немного попроще.
Профессор подскочил к Блевону и трясущимся кулаком заехал ему между глаз. И собирался двинуть ещё раз, но тот головой въехал ему прямиком в пах.
- А - я - яй! – завопил «дворянин», получивший подлый удар. Он схватился за пострадавшее место и стал прыгать по кругу. – О – ё – ёй!
Растроганный зрелищем Рыжаков даже захлопал в ладоши.
- Вот же юмористы, - продолжал комментировать он.
Витя взглянул на одноглазого – тот даже не улыбался. Было видно, что всё это ему порядком надоело. Он хотел спать и зевал, так, что при желании можно было увидеть его гланды.
- Можно, я пойду спать? - попросил Витя.
- Что ты! – воскликнул Рыжаков. – Шоу только начинается.
- Для тебя может быть это и шоу, для меня - издевательство над людьми.
- Не интересно, тебе, да? – разозлился Денис и выхватил из-за пояса брюк спрятанный под кофтой пистолет. – Скучно?
Витя стал бледнее мела. Чего задумал этот пьяный мудак? Что у него в голове? Попугать решил? А вдруг случайно выстрелит. Витя перевёл взгляд на одноглазого, надеясь, что тот за него заступиться. Но, увидев его ухмылку, понял - дело дрянь.
- Знаешь, пацан, - заревел, что дурной, Рыжаков. - Сопляки и хлюпики мне здесь не нужны.
Витя потерял дар речи. Он смотрел на пистолет, направленный прямо ему в лоб, и молился богу, чтоб Денис успокоился.
- Не нравится тебе?! Олежек, приведи мне сюда Бубнова. Давай, живенько!
Олег кивнул и скрылся в подвале. Профессор, воспользовался зазевавшимся противником и сделал ему подсечку. Блевон грохнулся на спину и ударился головой о бетон. Профессор насел на него и принялся душить. Блевон стал бить рукой о землю, мол, он сдаётся.
- Профессор, добивай его! – приказал Рыжаков. – У меня сегодня нет настроения.
- Не надо, - закричал Витя. – Что вы творите?
- Профессор, отставить! – передумал Денис. – Тебе его жалко, да? – обратился он к Витьке. – Тогда ты будешь биться и с Блевоном, и с Бубновым одновременно. А я посмотрю, на сколько хватит твоей жалости.
- Я не буду ни с кем драться, - заявил Витя.
Рыжаков приставил пистолет ко лбу Корпагина.
- На счёт два стреляю! – произнёс он. – Если не передумаешь.
Витька тут же рукой отвел пистолет в сторону.
- Ладно! Ладно! Я так понял: у меня выбора нет.
- В живых должен остаться только один,- пояснил Рыжаков, как только привели Бубнова.- Кто останется, тот и будет у меня управляющим на время отпуска Олежки.

20.

Порванная рубаха, грязные брюки, синяк под глазом, разбитые кулаки - всё это подсказывало Вите, что Бубнов уже не первый раз участвовал в подобных схватках. Сколько ему лет было трудно понять – не то сорок, не то пятьдесят.
Корпагин приготовился к защите. Бубнов не двигался с места и молча изучал своего нового противника. Блевон стоял в сторонке, надеясь, что драка начнётся без него. Он приметил на бетонном полу кусок кирпича.
- Ну, давайте, уже! – заорал Рыжаков. – Чего вылупились друг на друга?!
- Спасибо за гостеприимство, - выкрикнул Корпагин и рванулся на встречу Бубнову.
Тот попытался нанести удар, целясь прямо в нос. Но Витя удачно отбил этот удар и нанёс встречный – прямо по зубам. Рыжаков присвистнул – он не ожидал увидеть такое.
Бубнов отмахнулся от второго Витькиного удара и пошёл в атаку. Он бил по лицу Вити, по плечам, по рёбрам. Корпагин не успевал ему отвечать и отступал. В конце-концов Бубнов прижал его к стене. И тогда Витя изо всех сил рванул в сторону, а его противник влупил ему в бок ногой.
Корпагин распластался на бетонном полу. Бубнов бросился к нему и не заметил Блевона с куском кирпича в руке. Тот очень ловко воспользовался ситуацией и изо всех сил острой частью своей находки влупил по голове «любимого бойца» Рыжакова.
Бубнов рухнул прямо на спину Вите. Пока Витя пытался развернуться и сбросить в сторону тяжёлое тело противника, Блевон уже замахнулся окровавленным куском кирпича и на него. Прогремел выстрел.
Блевон выронил камень.
- Извини, Блевончик, - произнёс за его спиной Денис. – Как управляющий ты мне не подходишь.
Витя поднялся на ноги и уставился на двух мёртвых своих противников. К нему подошёл Рыжаков и обнял за плечи.
- Пошли, Витёк, спать. Я рад, что доставил тебе так много новых ощущений.


21.

Витя, оставшись один в комнате, не выдержал и разрыдался. С таким наглым беспределом ему ещё не приходилось встречаться. Рыжаков не боялся ни чёрта, ни бога. Убивал людей, словно орешки щёлкал. То, что это больной на голову человек, не возникало никаких сомнений.
Немного успокоившись, Витя решил осмотреть дом и уходить. В кирпичном здании Сашки не было. Значит, либо он где-то в доме, либо его вообще здесь нет. Выждав два часа, он выбрался из комнаты и, освещая коридор «фонариком – мобильником», стал исследовать первый этаж. Прошёл мимо спальни Рыжакова и лестницы, ведущей на второй этаж. И уставился на металлическую дверь с нарисованной лампочкой. Осторожно приоткрыл её и заглянул. В глаза больно ударил яркий свет.
Витя увидел стол с клавиатурой и системным блоком. А вот монитора на столе не было. Зато на стене, словно картина, висел жидкокристалический телевизор «Sony» с прямоугольным экраном. В ящике стола Витя обнаружил подписанные DVD - диски. И стал читать названия на них.

«ЗАКАЗ НОМЕР ШЕСТНАДЦАТЬ»

«СОЦИАЛЬНЫЙ РОЛИК»

«ПЕРЕДОЗИРОВКА»

«ЧЕРВИ»

«СМЕРТЬ ГОЛОДНЫХ КОТЯТ»

«СЕРИАЛ ГОЛОДНАЯ СЕМЕЙКА»

«ЧИХНУЛА И ОБОСРАЛАСЬ»

Витя сел за стол и нажал на «системнике» кнопку. Засветился экран телевизора, и стало видно, как загружается операционная система «WINDOWS». Витя выбрал диск с надписью «СЕРИАЛ ГОЛОДНАЯ СЕМЕЙКА». Выбор его был неслучайным. Он вспомнил, как с Андреем в холодильнике Трусовых нашёл замороженную голову питбуля Цезаря.
Витя загрузил диск и уставился на меню с четырьмя сериями. Кликнул на первую – в ответ получил: «Введите пароль»; то же самое произошло со второй и третьей серией. А вот четвёртая серия оказалась доступной. Витя увидел на экране телевизора Константина Ивановича и Маринку за столом, они находились в комнате, приспособленную под кухню.
- Что ты только жрёшь и жрёшь, дура? - выругался пьяный папаша и толкнул полную рюмку в сторону своей дочери. – Вот выпей чуток.
- Я домой хотю, - заплакала Марина. - К Сашке хотю.
- Выпей, я сказал! Слушай батьку! Вот увидишь, тебе станет легче.
На этом видеофайл закрылся. Витя подумал, что это сбой компьютера и запустил четвёртую серию заново. Получил тот же результат. Тогда он вставил диск «ПЕРЕДОЗИРОВКА».
Неожиданно до слуха Корпагина донесся смех Рыжакова. Витя весь напрягся и уставился на дверь. Смех больше не повторялся. Пять минут Витя просидел как парализованный. Затем запустил видеофайл и несколько раз оглянулся на дверь. Наверное, Денису что-то приснилось, предположил он.
- Сейчас я вам наглядно покажу, - заговорил на экране мальчишка лет десяти с полным шприцом в руках, - что происходит после того, как наркотик попадает в кровь. Для начала надо стянуть руку…
У Вити перехватило дыхание. Он увидел, как глупый ребёнок вводит в вену жидкую дрянь.
- Сейчас всё станет совсем по-другому, - произнёс мальчишка, его лицо вдруг стало испуганным, и он пожаловался прямо в камеру:
- Что-то сердце бьётся очень сильно… Так не было в прошлый раз.
- Ничего-ничего, потерпи, - раздался мужской голос за кадром. – Сейчас всё будет нормально.
Лицо мальчишки покрылось потом, он присел на пол и опять обратился в камеру.
- Плохо мне. Помоги, пожалуйста.
Витя сразу понял по ребёнку, что это не игра, а всё происходит по-настоящему.
- Боже мой,- прошептал Витя и перекрестился. – Рыжаков, ты точно болен.
- Ты забыл кое-что сказать, - напомнил мальчишке голос за кадром.
- Колоть наркотики это плохо, - чуть ли не плача сказал напуганный ребёнок,- не надо… не колите… Мама, мне плохо.
Мальчишка стал накреняться на бок. Витя не выдержал и остановил видео. Он понял, что произойдёт дальше. В висках застучала кровь. Корпагин пытался переварить увиденное. Где же Хмельницкий? Он же обещал прийти на помощь.
Витя увидел, как ручка двери медленно опускается. Он потянулся к кнопке выключения.
- Вот ты где, - раздался хриплый голос оперативника.
- Слава богу, - прошептал Витя. – Я думал вы уже никогда не появитесь.
- Интересное что-нибудь нашёл? – спросил Хмельницкий и вошёл в комнату.
- Здесь такое произошло, - стал рассказывать Корпагин. - Рыжаков прямо на моих глазах убил человека.
- Неужели,- раздался смешок Рыжакова за дверью. – Какая ж он скотина.
Хмельницкий резко обернулся. Вслед за ним в комнате с пистолетом в руках появился Денис.
- Присаживайтесь, господин мент.
Хмельницкий кивнул, не отводя взгляда от пистолета, и сел на стул у стены. Рыжаков перекинул пистолет из руки в руку и протянул его оперативнику.
- Для меня эта игрушка тяжеловатая. Можешь, Валентин, забирать её себе. Я привык пользоваться своим оружием.

22.

Игорь Макаров сел на кровать, взял с прикроватной тумбочки фотографию Вадима, взглянул на неё и очень тяжело вздохнул. Он практически не спал с момента пропажи сына. Силы его иссякли, и на сердце навалилась такая тоска, что хоть плачь, хоть вой – всё равно ничего не поможет.
- Сыночек, я тебя обязательно найду, - сказал он. - Ты главное верь.
В спальню вошла Ольга.
- Если Вадимка сегодня не придёт домой, я покончу жизнь самоубийством, - заявила она.
- Оля, сядь со мной,- попросил её Игорь. - Давай, поговорим.
- О чём?!
- Присядь, милая. Умереть ты всегда успеешь. Давай ещё раз попробуем разобраться, почему пропал именно наш сын.
Ольга кивнула и села рядом с Игорем.
- Давай попробуем,- приняла она его предложение.
- Ольга, я клянусь. Я ни слова не скажу в упрёк по поводу того, куда ты отлучаешься по ночам, когда я ухожу в рейс. Но мне очень нужно знать правду.
- А ты не задумывался, почему, работая учительницей в школе, я могу позволить себе то, о чём другие учительницы мечтать не могут. Ты хоть раз спросил, откуда у меня такие красивые и дорогие шмотки?
- Ты же сама мне говорила, что приобретаешь их на распродажах.
- Очнись же ты, наконец! – не выдержала Ольга и закричала на мужа. - Даже для того чтоб приобретать подобные вещи на распродажах, одной учительской зарплаты не хватит.

23.

Сашка попросил родителей перенести Маринку из кухни в холодную подвальную комнату. Он отдал им канистру и всю ночь просидел рядом с телом сестры. Тяжесть на сердце сменилась пустотой, проникнувшей в душу. Исчезло желание бороться за жизнь. Хотелось обнять сестру и заснуть с ней. И никогда больше не просыпаться. В этом мире он больше никому не нужен и никто его не любит.
Невыносимо так жить. День за днём одни страдания. И с каждым последующим становится всё хуже и хуже. Так хочется душевного покоя. Но вместо него страх: что случится через час, что будет завтра. Нет никакой защиты от агрессии окружающего мира. Зачем жить, если жизнь – это ад?!
Вадим молча жевал колбасу и огурцы, которые ему на тарелке принёс Сашка. Боль в желудке давала о себе знать. Но сильных приступов у него не было. И он уже второй раз нормально поел. Набравшись смелости, он заглянул в оборудованную под кухню комнату. Очень хотелось пить. Открыв холодильник – он нашёл то, что искал. Воду. Она была в пластиковых двухлитровых бутылках. Этими бутылками был забит весь холодильник. А вот еды в этом холодильнике не оказалось.
Вадим подтянул поближе к навесным шкафчикам скамейку и заглянул в них. Пустые кастрюли, тарелки, ложки и даже пакетики с приправами. И больше ничего. Ни хлеба, ни печенья.
Вадим вернулся в холодную комнату.
- Сань, а где ты колбасу с огурцами брал? – спросил он. - Чего-то я ничего не нашёл.

24.

Витя не ожидал такого поворота событий. Рыжаков и Хмельницкий – друзья. И что самое неприятное – его банально разыграли. Почему он сразу не почувствовал подвох во всём этом глупом задании. Он, дурак, всё надеялся, что вот-вот появится опер с группой захвата и быстрёнько наведёт здесь порядок.
- Как тебе мои социальные ролики? – спросил у Вити Хмельницкий.
- Это вы сами снимали? – удивился парень.
- Впечатляют, правда?
- Я даже не знаю, как сказать.
- Согласен, - улыбнулся оперативник. – Они сложны в восприятии.
- Вы думаете, они будут кому-то интересны?
- Я не думаю, я знаю. У некоторых моих творений больше пяти миллионов просмотров в интернете.
- Зачем вы меня разыграли? – резко сменил тему разговора Витя.
- Ты, сопляк, полез не туда, куда надо,- ответил вместо Хмельницкого Рыжаков. – Любопытство твоё стало дюже опасным.
- Я, надеюсь, вы меня не собираетесь убивать.
Рыжаков и Хмельницкий переглянулись и заулыбались.
- Докажи, что будешь служить нам. И мы тебе дадим шанс, – сказал опер и протянул Вите пистолет. - Вот тебе задание: выйди во двор и убей одноглазого.
Корпагин взял в руки протянутое оружие и с диким ужасом уставился на него.
- Чего сделать? – переспросил он, надеясь, что это шутка.
- Парень! – вскрикнул Рыжаков и вытянул из-за пояса брюк свой пистолет. – Жить хочешь – выполняй! Хозяин не любит повторять.

25.


Ирина Петровна захлопнула дверцу навесного шкафчика и стала будить Константина Ивановича.
- Костыль, а пожрать то больше ничего нет.
- И что? – спросил он, приоткрыв один глаз.
- Что-что?! – передразнила его Ирина Петровна. – Я не могу так. Мне пожрать надо. Придумай что-нибудь.
Ирина Петровна подняла с пола топор и бросила на стол.
- Надо дверь выламывать. Иди пробуй.
- Бесполезно, - сообщил Костыль. - Я ж сам помогал Рыжакову её устанавливать. Там замочек хитрый, когда закрываешь на ключ, штыри железные сантиметров под тридцать углубляются в стену.
- Получается, Денис ждёт, когда мы здесь сдохнем.
- Получается, так.
- Ну, нахрена, безмозглая скотина, ты его стал шантажировать?!
- А что я? Жрать то на что-то надо было.
- Думать надо, - повысила голос Ирина Петровна, - прежде чем что-то говорить.
- А что я сказал такого? Я только сказал, что если он мне через час не принесёт тысячу баксов, я Серёжку отправлю в милицию, и он всё расскажет.
- Серёжка ж ничего о случившемся не знал, - воскликнула Ирина Петровна.
- Какая разница. Знал, не знал. Мне припугнуть надо было.
- Вот и припугнул, - вздохнула Ирина Петровна.
В «кухню» к родителям зашёл Сашка с блестящими из-за слёз глазами. Его плечи и руки тряслись от негодования.
- Если б вы знали, как я вас ненавижу, - произнёс он. – Мне так стыдно, что я ваш сын.

26.

По лицу Ольги покатились слёзы.
- Я вообще не вижу никакой связи с тем, что мы с Жанкой крутим свои дела.
- Кто такая Жанка? – спросил Игорь.
- Повариха наша.
- Вы что ли продукты питания из школьной столовой воруете? – вскрикнул Игорь. - На белых «Жигулях… этих ваших вывозите?
- Да. У нас всё продумано до мелочей. Об этом никто не догадывается. Даже ты об этом не знал, настолько мы делали всё аккуратно и тихо.
- Никто, кроме наших соседей, - прошептал Игорь, схватившись за голову, - которые частенько видят, что ты куда-то уезжаешь по ночам на этих поганых белых «Жигулях».
- Глаза б им повыкалывать, - всхлипнула Ольга.



27.

Одноглазый управляющий стоял у забора и курил. Он увидел Корпагина с пистолетом и ухмыльнулся. На его загорелом лице появилась гримаса презрения.
Витя обернулся и взглянул на Хмельницкого и Рыжакова, которые остановились на ступеньках веранды. Они явно получали наслаждение от нового зрелища. Витя надеялся, что в пистолете нет патронов, что всё это прикол. Очередной розыгрыш. Не будут же они убивать своего управляющего просто так от делать нечего, только для того, чтоб себя потешить.
Могут, пронеслась мысль в Витиной голове. Ещё как могут! Корпагин вспомнил, как хладнокровно Денис убивал Блевона. Застрелил и глазом не моргнул. И даже не расстроился по этому поводу. Люди для него – это расходный материал.
- Чего, малой, вылупился?! - прикрикнул на Корпагина управляющий. – Стреляй, раз собрался. В таких делах не тормозят.
- Извините, - пробормотал Витя и резко развернулся. Он шагнул в сторону Рыжакова и Хмельницкого. – Я не смогу! – выкрикнул он и нажал на курок.
Раздался выстрел. Изо рта оперативника вывалилась сигарета. Он провёл пальцами по щеке, вытирая следы крови. Ему повезло – пуля слегка задела его лицо.
Рыжаков ответил на выстрел выстрелом. Одноглазый предугадал реакцию Дениса и оттолкнул Витю в сторону, при этом ловко вырвав из его рук огнестрельное оружие.
- Беги, пацан, пока не обосрался, - хохотнул управляющий и направил пистолет на Рыжакова. – Бросай, пушку, Денис. Я к тебе претензий не имею.
- Я к тебе тоже, - ответил спецназовец и выстрелил.
Коварная пуля попала в лоб одноглазому.
- Не убивайте! – заорал Витя и бросился к воротам.
Денис прицелился в него. Но тут подоспел Хмельницкий.
- Не стоит, - прохрипел он на ухо Рыжакову. - Ты сам себя лишаешь удовольствий.
Очутившись за территорией «приюта», Корпагин рванул в самую гущу деревьев и кустарников. Он бежал, не оглядываясь и не разбирая дороги. То уходил влево, то вправо. Ему казалось, что таким образом Рыжаков и Хмельницкий не найдут его в лесу.
Витя то выскакивал на просеки, то углублялся в чащу леса. Выбирал самые трудно проходимые участки. Он исцарапал себе лицо и руки, чуть не лишился глаза из-за обломанной еловой ветки. В конце-концов, остановился и прислушался. Его тут же напугал шелест листьев и треск сухих веток. Он уставился на деревья, надеясь, что это они издают подобный звук. Деревья действительно легонько наклонялись и скрипели под воздействием ветра. По той же причине дрожали листья на берёзах.
Но треск сухих веток раздавался не из-за ветра. Кто-то тихонько старался ступать по земле. И Витя стал оглядываться по сторонам. Никого не увидев, Корпагин ринулся, сломя голову, вниз по склону. Перескакивая через поваленную сосну, он зацепился за сук и рухнул на землю, больно ударившись подбородком о камень. Он попытался подняться, но на него тут же налетел Рыжаков и со всей силы влепил кулаком по затылку, вырубив одним ударом.

Старый 10.01.2015, 00:19 #8    
Новичок
 
Регистрация: 11.06.2013
Сообщений: 0
Репутация: 0
28.

Валентин Хмельницкий прицепил левую руку Вити наручниками к решётке на окне в кирпичном здании. Он усадил парня на стул, поставил перед ним стол и сел напротив.
- Я хочу понять, - произнёс опер, – что ты за человек. Для этого мы проведём небольшой психологический тест. Я его разработал сам. Правда, испытать его на ком-нибудь мне всё никак не удавалось.
- Видите, как вам повезло, - съязвил Витя.
- Я думаю тебе тоже, - улыбнулся Валентин и подозвал к себе Дениса.
Рыжаков подошёл к столу и положил на него металлический кейс. Хмельницкий раскрыл его так, чтоб Витя смог разглядеть содержимое. В кейсе лежали различного назначения предметы: молоток, шило, сигареты с зажигалкой, зелёные таблетки, презерватив, ключ от наручников, пассатижи, стакан, ложка и шприц, заполненный мутной жидкостью.
Корпагин попытался понять, зачем Хмельницкий всё это ему показывает. Что он задумал? В чём заключается его тест?
Витя проглотил ком, подступивший к горлу.
- Выбирай, дружок, тот предмет, который кажется тебе наиболее безобидным. Хочу предупредить тебя, что две зелёные таблетки за несколько секунд прекратят все твои мучения. А ключ от наручников идёт в комплекте с презервативом.
- Я не буду ничего выбирать.
- То есть, ты предпочитаешь, чтоб я выбирал сам? - спросил оперативник и взял из кейса ключ от наручников. Он подкинул ключик к верху и обратился к Рыжакову. – Денис, а паренёк согласен сразу перейти к приятному.
- Я не согласен, - закричал Витя. – Я выбираю молоток.
- Хорошо- хорошо, - прохрипел Хмельницкий. – В моём тесте очень важно, чтоб ты выбирал сам.
- Неожиданный выбор, - хохотнул Рыжаков. – Почему, например, не выбрать ложку или стакан? Безобидные ведь вещи.
Хмельницкий схватил молоток и ударил им по мизинцу Корпагина. Витя вскрикнул и спрятал руку под стол. Из его глаз брызнули слёзы.
- Ты что творишь, мудак?! Тебе, что делать нечего?!
Валентин схватил парня за ворот кофты и притянул к себе.
- Слушай и запоминай, говнюк! Ко мне можно обращаться только на «вы». И только с моего разрешения.
- Да пошёл ты в жопу, сука! – сказал Витя и плюнул в лицо своего мучителя.
Хмельницкий оттолкнул Витю и вытер лицо рукавом куртки.
- Ну, как я прохожу тест? – успел спросить Витя и получил молотком по зубам. Удар был что надо – хороший, эмоциональный. Корпагин отлетел бы на приличное расстояние, но из-за пристёгнутой наручниками руки, его просто развернуло, и он ударился об угол подоконника.
Витя лишился трёх верхних зубов. Его губы и подбородок окрасились тёмной кровью. Он завыл от отчаяния и захаркал алой слюной. Боль пришла не сразу – чуть погодя. Сначала, в душу ворвалась ни с чем не сравнимая обида. Кто дал право этому моральному уроду издеваться над ним?!
- Слышишь ты, говноед, - прохрипел, сверкая злющими глазами, оперативник. - Я на сто процентов уверен, что к концу теста, ты будешь лизать мои туфли и говорить мне за это спасибо.

29.

- Я с ума сейчас сойду, - пожаловалась мужу Ирина Петровна. – Наливай что ли по одной.
Костыль посмотрел на неё злющими глазами и поставил на стол канистру с остатками водки.
- Закусить надо бы чем,- произнёс он.
- Где я тебе возьму закусить?! – заорала она. – У самой желудок жрать просит. Ноет и ноет, падла.
Константин Иванович плесканул в стаканы спиртное из канистры.
- Ладно, была не была. Давай по одной.
Пока родители пытались заглушить голод спиртным, Сашка поднялся по лестнице и стал колотить шпателем по железной двери. Он бил и бил по ней не переставая.
- Откройте! – кричал парнишка. – Есть хотим!
- Сволочи, откройте! – не унимался он.
Когда его силы иссякли, он заплакал. К нему, превозмогая боль в желудке, поднялся Вадим. Он вытянул из рук Сашки шпатель и сказал:
- Будем стучать по очереди, и нас обязательно услышат.


30.

Хмельницкий кинул молоток в кейс.
- Ладно, дам тебе передышку с условием, что ты мне поведаешь о своём расследовании.
- «Защем» вам это? – спросил Витя, его очень сильно трясло. Он не мог нормально говорить. Подбородок, губы, руки выдавали его нервное перенапряжение.
- Мне просто интересно до чего ты докопался.
- Хорошо, - простонал Витя. – Я всё в-вам расскажу. Так получилось, что в-ваш друг изнасиловал несовершеннолетнюю девочку. Я говорю о Денисе Рыжакове.
- Изнасиловал, скажешь тоже, - пробурчал бывший спецназовец. – Всё у нас было по согласию. Она сама хотела, только боялась мне об этом сказать.

31.

На самом деле в тот злополучный день всё было не так, как утверждал Денис. Он стал распускать руки сразу после того, как сказал: «Но я не могу ждать до завтра». Одной рукой обнял, схватив при этом за грудь, другой погладил по колену. И только лысина его всё больше и больше от этого покрылась потом, выдавая его волнение. Он хотел по-хорошему, а она оттолкнула его и вскочила с кровати.
- Идите вон отсюда! – закричала Света, надеясь, что её услышат родители.
Но они её никак не могли услышать. Они спали мертвецким беспробудным сном на кухне. Мать лицом в тарелке, отец под столом. Дворник Лёша, порывшись в кармане Константина Ивановича и выудив из него остатки пенсии, прихватил полупустую бутылку водки и был таков. Может, он и услышал крики Светы, когда покидал квартиру, но об этом никому никогда не рассказывал.
Рыжаков повторил попытку обнять Свету. Он схватил её за руку и притянул к себе.
- Светочка, ну, успокойся, миленькая. Всё у нас будет хорошо.
Света сжала зубы и влепила ему оплеуху.
- Иди домой, дурак! Иди проспись, я сказала!
И тогда Денис схватил её за волосы.
- Отпусти меня, что ты делаешь? – громко зарыдала Света. - Я сейчас закричу!
Но Рыжакова было не остановить. Он решил брать силой.
- Заткни пасть, сучка! – прикрикнул он и стал стягивать с несовершеннолетней девчонки джинсы.
Сашка, услышав крики сестры, несмело выглянул из спальни. Он подошёл к двери, но побоялся нажать на ручку, так и остался стоять в коридоре. Светка, орала, рыдала, звала на помощь и Сашка испугался не на шутку. Его буквально парализовало возле двери. Он ничего не мог с собой поделать. Сколько раз он позже перематывал в голове эту ситуацию, сколько раз проклинал себя за бездействие. Он тысячу раз просил бога, чтоб тот дал возможность всё исправить.
- Ноги, живо раздвигай,- заревел, что дурной Рыжаков. – Я повторять не буду!
Услышав его очередной вопль, Сашка не выдержал и описался. За дверью раздался звук громкой пощёчины и приглушённые стоны. Когда Денис выскочил из спальни, Сашка стоял в луже собственной мочи и от стыда прятал глаза.
- Иди спать, - гаркнул на него Рыжаков, а потом более спокойным голосом добавил, - Ничего страшного не произошло. Так девочки всегда кричат от удовольствия.
Света, прорыдала всю ночь, а под утро стала будить отца.
- Батька… батечка… батенька… меня изнасиловали!
- Чего случилось, доча? – заплетающимся языком спросил плохо соображающий Константин Иванович. Он поднялся с пола и уставился на Свету.
- Я не понял. Повтори, пожалуйста.
- Меня изнасиловал твой друг Рыжаков,- сказала она и показала на низ живота. - У меня там всё болит. Крови так много.
Константин Иванович тут же изменился в лице. Он сжал кулаки. Прорычал что-то нечленораздельное, выпил остатки водки и с грохотом поставил пустой стакан на стол.
- Сама сука виновата! – завопил он. - Пришла вся расфуфыриная…. Проститутка бродячая, как ты можешь обвинять моего лучшего друга в чём-то таком?! Сама перед честным человеком ноги раздвинула, а теперь его обзываешь насильником?!
Костыль постучал кулаком по лбу своей дочери.
- Дура, подумай своей головой. Обвинить такого хорошего человека в таком грехе! Да, как у тебя, дрянь, язык поворачивается такое сказать! Да он! Да он нам всегда помогает, даёт водку на вексель. Где мы её будем брать, если не у него! А ты такое говоришь, безмозглая дура!

32.

- А потом Света побежала в милицейский участок, - предположил Витя. - После того, как она написала заявление, участковый её вместе с этим заявлением перенаправил в ваш кабинет. Я прав или нет?
Хмельницкий тут же потянулся к молотку.
- А ты сообразительный парень. Объясни, как догадался.
Рука Хмельницкого легла на молоток, и Витя стал сверлить её взглядом.
- Не обращай внимания, - заметил его реакцию Валентин и убрал руку от молотка. – Из тебя бы получился неплохой следователь. Продолжай, мне очень интересны твои выводы и рассуждения. Если что, я тебя поправлю… молоточком или шилом.
Витя зачем-то кивнул ярко улыбающемуся оперативнику и продолжил делиться своими догадками:
- Я никак не мог понять, что могла Света делать в вашем доме. Она писала в письме, что живёт с двумя мужчинами своей мечты. Не трудно было сообразить, что речь шла о вас и вашем сыне. И только сегодня я понял, вы её тоже разыгрывали, как и меня. Она долгое время не догадывалась, что стала жертвой ещё более опасного человека, нежели Рыжаков.
- Похвально! – захлопал в ладоши Хмельницкий. – Похвально!
- Вы разыгрывали из себя хорошего милиционера, который прятал несчастную пострадавшую от её насильника. Подобные «психологические игры» доставляют вам несказанное удовольствие. Вы любите издеваться над людьми, превращая издевательства в игру. Вы больной на голову человек! Вы псих! И удачно это умеете скрывать.
- Я не больной! – возразил оперативник. – Я просто до чёртиков творческий человек и человек науки. Психология - это моя стихия.
- Да-да, - закивал Витя, облизывая окровавленные губы. – Шизик ты долбанутый! И друг твой не лучше. Удивительно просто, как два маньяка смогли спеться.
- Рот закрой! – рявкнул Хмельницкий, схватил молоток и ударил им по руке Вите. Корпагин даже не успел среагировать, настолько быстро всё это проделал больной на голову оперативник.
Второй удар пришёлся Вите по плечу. От невыносимой боли перед глазами всё сразу поплыло, стало нечётким, а затем и вовсе потемнело. Корпагин рухнул на стол, немного сдвинув его вперёд.
Хмельницкий бросил злой взгляд на Рыжакова.
- А ты меня пытался убедить, что он ничего не знает.
- Умный попался парнишка, - усмехнулся Денис.
- Вколи ему снотворное. Я хочу, чтоб к тому моменту, когда он проснётся, у него из задницы торчал использованный презерватив.
- И что ты мне предлагаешь это сделать самому? – удивился Рыжаков.
- Нет, что ты. У тебя ж в подвале всегда найдётся парочка желающих поразвлечься за бутылку самогона. Кстати, послезавтра к вечеру всех закапать. На следующей недели, мне сдавать заказчику этот участок. Теперь уже это будет не «приют для животных», а «база охотника и рыболова». Перед тем, как своих алкашей будешь закапывать, обязательно поблагодари за хорошо проделанную работу. Скажи, что мне всё понравилось.
- Надпись на воротах, наверное, надо закрасить.
- Дуру свою заставишь закрасить. Она намалевала, пускай и закрашивает.
- Ей вот-вот рожать.
- Нахрена, Денис, тебе сдался этот ребёнок?!
- Я сына хочу.
- А если родиться дочь?
- Не родиться, не боись!

33.

Ирина Петровна тихонечко выглянула из «кухни», провела взглядом по телу мёртвой дочери, затем взглянула на мальчишек. Они молча сидели, прислонившись к металлической двери, опустив головы.
Она вернулась к столу и толкнула придремавшего мужа. Тот уставился на неё злыми глазищами и отодвинул подальше канистру с остатками водки.
- Костыль, ещё чуть-чуть, и мы тут сдохнем с голоду.
- И чего теперь? Сдохнем, так сдохнем.
- Но зачем умирать всем? – спросила искренне удивлённая Ирина Петровна.
Константин Иванович тут же оживился.
- Ты тоже про это подумала?
Ирина Петровна кивнула.
- Вода есть, - заговорчески шепнула она. - Топор и кастрюля тоже.
- Жалко, конечно, Маринку. Дочка всё-таки наша. Но она мёртвая. Ей всё равно.
- Ты что совсем сдурел, стары?! - взвизгнула Ирина Петровна. - Собственную дочь жрать собрался? Нет, я не её имела ввиду. Я про малого этого думала. Про Вадимку.

34.

Рыжаков не стал возражать Хмельницкому. Зная характер друга, он решил сделать всё так, как тот задумал. Пока Валентин не успокоится, не сведёт счёты с обидчиком с ним бесполезно говорить об их общей прибыли. А Витька зацепил его за живое. Чуть не убил. Поэтому Хмельницкий просто так не успокоится. Он жаждет мести. И не простой. И говорить с Денисом на тему денег не будет.
Надо дать ему спустить пар. Тогда он опять превратится в делового человека. Денис обычно с интересом наблюдал за действиями своего друга. Валентин был оригинален во всём. Он относился к жизни, как к игре. И даже то, что его беспощадно душил рак гортани, не заставило относится к ней иначе. Но сегодня Дениса почему-то всё в поступках друга раздражало, и он это с трудом скрывал.
Рыжаков вколол в руку Корпагина снотворное и отстегнул наручники от решётки. Швырнул парня на пол. Тот застонал и открыл глаза.
- Ты тоже скоро сдохнешь. Вот поверь, – прошептал Витя и отключился из-за действия снотворного.
Денис закурил и прикинул вслух:
- Моя часть прибыли должна составить около ста тысяч долларов. Плюс минус десятку. Не важно точно сколько, важно чтоб Валентин меня не опрокинул. За предыдущие два объекта, он рассчитался честно. Правда, тогда речь шла о пяти и двадцати тысячах долларов. Сколько обещал, столько и выплатил. А значит, ему можно доверять.
Рыжаков затушил сигарету прямо на лбу Вити и сморщил нос от запаха обожженной кожи.
- Можно ли? – засомневался он и закурил ещё одну сигарету. - А вдруг всё это время Валентин играл со мной, как со своими жертвами? Ведь он на такое способен.
Денис расстегнул ремень и стал стаскивать с Вити брюки.
- Извини, парень, - сказал он, - но за сто тысяч баксов и ты бы меня трахнул.

35.

Ирина Петровна взвесила в руке топор. Костыль с нескрываемым ужасом взглянул на неё.
- Налей мне! – приказала Ирина Петровна. – Чуток для храбрости.
- Угу, - пробормотал Константин Иванович, налил в стакан и толкнул его в сторону жены.
Она выпила и прямо с кухни стала звать мальчишку слащавым неприятным голосом:
- Вадим! Вадимочка!
Ирина Петровна, пряча топор за спиной, вышла в холодную комнату. Сашка и Вадим сидели в это время на площадке возле металлической двери.
Вадим поднял голову. И не подозревая ничего плохого, отозвался:
- Да-да?
- Мальчик мой, хороший мой, подойди сюда.
Неожиданная ласка тронула его сердце. Как он соскучился по мамке. Как ему не хватает её душевного тепла и заботы. Он стал спускаться вниз по ступенькам. Сашка проводил его вялым безразличным взглядом. Развернулся и стал колошматить шпателем по двери.
Вадим ступил на холодный бетон и посмотрел на неё доверчивыми глазами. Она шагнула к нему навстречу и замахнулась топором.
В этот же миг обернулся Сашка, почувствовав что-то неладное.
- Вадим, берегись! – закричал он и с разбегу прыгнул на своего товарища по несчастью. Он налету оттолкнул его в сторону и чуть не принял удар на свою спину. Ему повезло, мать промахнулась, и топор вылетел из её рук.

36.

Хмельницкий вернулся в кирпичное здание как раз в тот момент, когда Рыжаков разрывал зубами упаковку с презервативом.
- Я почему-то не сомневался в том, что ты мою просьбу станешь выполнять сам, - произнёс он и захлопал в ладоши, - мой друг ты предсказуем.
Рыжаков поспешно застегнул ширинку. Красная краска разлилась по его лицу.
- Ладно, не красней, дружок, - хохотнул Валентин. - Что естественно, то не безобразно.
- Да пошёл ты! – крикнул на него Денис. – Любишь ты появляться в самое неподходящее время.
- Тихо-тихо, я за тобой пришёл не просто так. Там твоя рожает.
- Наконец-то! – воскликнул Рыжаков, хлопнул Хмельницкого по плечу и выскочил из кирпичного здания.

37.

Сашка, не теряя ни секунды, ринулся к топору. Он успел схватить его быстрее, чем мать.
- Отдай топор мне, - заревела, как бык, Ирина Петровна. – Отдай, я сказала!
Сашка поднял топор к верху и закричал на мать:
- А ты подойди поближе, и я тебе его отдам!
- Вот, дурак! Я же, как лучше хочу, – произнесла она и потянула руки к Сашке, чтоб отобрать топор.
- Стоять на месте! – заорал Сашка и опустил топор на ногу матери. Он попал ей прямо по пальцам.
- Ты чё творишь, изверг! - взвизгнула Ирина Петровна и на одной ноге заскакала прочь от него. - Я ж мамка твоя.
Сашка поднял топор к верху и с воинственным криком бросился за ней.
- Кто ты?! – заорал он. – Повтори ещё раз!
Мать влетела на «кухню» с воплями:
- Убивают, Костыль! Помоги, чё расселся!
Константин Иванович сам от страха вскочил со стола. Правда, в обнимку со своей канистрой. Толи он за себя испугался, толи за остатки драгоценной жидкости.
- Не тронь меня! – заверещал он.
Сашка опустил топор на пол, потом попробовал вновь его поднять и понял, что он для него очень тяжёлый. Интересно, как же это он его поднимал над головой? Откуда у него взялось столько силы?
- Попробуйте мне только выйти из кухни! – пригрозил он. Причём не проскулил, как обычно, а произнёс эту фразу смело с вызовом. Показывая, что он никого и ничего не боится. – Я здесь главный. И будете делать всё по-моему.

38.

Корпагин проснулся часа в четыре ночи и не сразу понял, где он и что с ним. Подтянув штаны, которые с него так старательно стягивал Рыжаков, он попытался подняться, но пострадавшие от молотка пальцы и плечо напомнили о себе. Витя прислонился к стене и стал ругать себя за то, что тормозит и ничего не делает. Он уставился на раскрытый кейс. В нём он увидел всё тот же набор для «психологического теста». Отсутствовали только ключ от наручников и шприц, заполненный снотворным.
Витя закрыл кейс и для себя решил, что постарается, чем можно быстрее, покинуть это место. Он сюда ещё вернётся, но не один. Пересиливая боль, он стал с кейсом в руках потихоньку двигаться к выходу.
Корпагин не отдавал себе отчёта, для чего ему понадобился кейс со всякой ерундой.
Он просто тащил его в руке. Дверь оказалась открытой. И Витю это сразу насторожило. Не такие же и дураки Рыжаков и Хмельницкий, чтобы оставлять его здесь одного с открытой дверью. Неужели они опять задумали с ним играть в свои мерзопакостные игры.
Витя вышел из кирпичного здания и оглянулся. Никого не увидев, он рванул в сторону деревянного туалета и навеса с дровами. Именно там он решил перелазить через забор с колючей проволокой. Расчёт был такой: взобраться на крышу сортира и перепрыгнуть через забор. На ходу Витя всё же выкинул бесполезный кейс. Он добежал до туалета и стал прикидывать, как ему забраться на крышу. Он подтащил колодку к его стене. Стал на неё. И руками схватился за край крыши. Повреждённое плечо отозвалось такой невыносимой болью, что он громко вскрикнул. И тут же в ответ раздался писк-плач новорожденного ребёнка. Витя опешил. Он соскочил с колодки и принялся искать глазами источник звука. Он обошёл вокруг туалета, заглянул под навес и выругался.
Откуда же этот не то писк, не то плач? И как только до Вити дошло, волосы на его голове встали дыбом. Он ворвался в туалет и сразу же опустил голову в самую дырку. Он чётко слышал ребёнка, но из-за темноты никак не мог разглядеть, где он. Ребёнок уже надрывался в крике. Витя попытался нащупать его левой рукой, но его действия были бесполезными. У него не получалось дотянуться до уровня, на котором находилось дитя. Так бешено Витино сердце не билось никогда, оно колотилось прямо в ушах. Витя в панике стал смотреть по сторонам. Но что же делать? Что делать?!
Понимая, что он не пролезет в дырку, Витя стал лупить ногой по доскам вокруг неё. Он бил, что есть мочи, но всё было бесполезно. Он не выдержал и выскочил из туалета.
- Нет! Нет! – заорал он. – Так не должно быть! Думай голова! Думай!
Тут же вспомнился кейс с молотком и прочей дребеденью. И он рванул к нему со всех ног. Спотыкнулся. Упал. И замер.
- Что я делаю?! – зашептал он. - Мне надо срочно отсюда уходить! Мне здесь нельзя оставаться ни минуты! Я ничем не смогу помочь.
Витя на миг закрыл глаза и тут же подорвался. Он схватил с земли кейс и вновь вернулся к сортирной дыре. Его там встретила тишина. Не было ни какого ни крика, ни писка.
- Эй! Эй! – закричал Корпагин.
В ответ тишина. До боли холодящая. Жуткая и неприятная. Витя раскрыл кейс, выхватил молоток и, шмыгая носом, стал выбивать доски пола, чтобы появилась возможность опустится в вонючую жижу.
- Нет, малыш, - умолял он, - ты только не молчи.
Корпагин вырывал доски вместе с гвоздями, вопя от боли на всю округу. В конце-концов, он проник вниз. Яма оказалась глубокой, и он увяз по пояс в дерьме. Руки никак не находили ребёнка. Мелькнула мысль в голове Вити, что он сошёл с ума.
Корпагин развернулся, и только тогда его руки схватили голого ребёночка. Он лежал на засохшей и отвердевшей части содержимого ямы.
Ребёнок молчал. Витя выскочил с ним из туалета и стал трясти. Не выдержал и дал рукой по заднему месту. И новорождённая девочка закричала. Витя взглянул на небо:
- Они не люди,- зашептал он. – Они твари! Им нет места на земле!
Плечи Корпагина затряслись, и он зарыдал.

39.

Сильно пьяный Рыжаков выгнал Свету на улицу. Он раза два хорошенько приложился по её спине лопатой.
- Давай шевелись, дура!
Света была совсем слабая, она с трудом понимала, что происходит. Денис схватил её за волосы и подтащил к одной из ям, вырытой возле дома.
- Лезь туда, я сказал!
Света села на землю и спустила ноги в яму. Рыжаков не стал с ней церемонится и столкнул ногой вниз. Бедная девочка распласталась на дне ямы. И на неё сверху посыпалась земля. Рыжаков старался засыпать, чем можно быстрее. Лопату за лопатой он кидал землю на голову девочки.
Из-за угла дома выглянул Витя, в одной руке он держал молоток, в другой - шило.
Расстояние до Рыжакова было довольно большое. Корпагин прекрасно понимал, что тихо подкрасться к Денису ему не удастся. Тот по любому услышит его приближение. Главное не заорать раньше времени, сказал он сам себе и сорвался с места.
Пробежав половину пути, Витя увидел, как обернулся Рыжаков и ухмыльнулся. Всё приехали! Сейчас достанет из-за пояса пистолет и пальнёт. Витя сделал отчаянный рывок и замахнулся молотком. Его и Дениса отделяли хороших три метра.
Рыжаков кинул лопату и выхватил пистолет из-за пояса. Он резко развернулся и вытянул вперёд руку. Но было поздно. Витя изо всех сил, практически не останавливаясь, швырнул молоток. И попал прямо в голову спецназовцу. Тот даже не успел сообразить, как так получилось – и ушёл вместе с молотком в яму. Упал спиной вниз, и остались видны только его ноги. Витя полетел в яму вслед за ним, обрушился на него сверху. И вонзил шило левой рукой в череп этому животному. Затем ещё раз и ещё раз. Он бил, не останавливаясь! С остервенением! Удар за ударом он вонзал шило в голову Рыжакова.
- Хватит, он уже мёртв, - закричала Света, схватив озверевшего парня за руку.
Витя уронил шило и резко притянул Свету к себе, обнял её, прижал голову к своей груди и прошептал, словно она была самым близким ему человеком на земле, самым дорогим и любимым:
- Я же говорил, что без тебя не уйду.
И тут же над ямой с пистолетом и с ребёнком, закутанным в одеяло, появился Хмельницкий.
- Спасибо, Витя! – поблагодарил он. - Ты сделал то, на что я никак не мог решиться.
После чего оперативник протянул ребёнка Свете.
- Принимай своего красавца. Я нашёл его в твоей комнате и даже покормил из бутылочки с соской. Рыжаков хоть и мудак, но к рождению ребёнка приготовился основательно.
Света приняла из рук Хмельницкого девочку, и опустилась на дно ямы - села спиной к мёртвому Рыжакову, чтоб не видеть его. Она раскрыла личико дочки и та ей улыбнулась.
- Знаешь, вот, - решил поделиться хорошим настроением Хмельницкий, - а Рыжаков, когда узнал что это не мальчик, выбросил дитяти в сортир. А Витёк, герой наш, достал его и занёс в твою спальню.
Света подняла голову к верху.
- Смешно тебе, да? - закричала Света, и её свободная рука скользнула за спину. - Сначала покормил, а теперь живьём будешь закапывать.
- Стечение обстоятельств, - развёл руками Хмельницкий, - я ничего не могу поделать.
Витя схватил его за ногу и стал умолять:
- Отпусти её с ребёнком. Она всю жизнь будет молчать, никогда тебя не сдаст.
Света тем временем успела вытянуть из руки Рыжакова пистолет.
- Не надо решать за меня! – завопила она и выстрелила в Хмельницкого.
Оперативник улыбнулся напоследок и рухнул на землю.

40.

- Мы здесь умрём, - произнёс Вадим.
- Наверное, - согласился с ним Сашка.
Мальчишки сидели под лестницей, и у обоих от голода кружилась голова. Сашка осознавал, что продержится больше, чем Вадим. Его товарища по несчастью скоро начнёт душить нечеловеческая боль в желудке. У него язва. Она его и убьёт. Медленно и жестоко. Такой смерти даже врагу не пожелаешь.
- Чем это пахнет? – спросил Вадим. - Мясом что ли?
- Ничем не пахнет, у тебя пищевые галюники, - ответил ему Сашка.
Умирать всегда страшно. Но ещё страшнее смотреть на чью-то смерть и понимать, что ты следующий; что тебе не будет легче; что ты пройдёшь через те же круги ада.
Вадим прилёг, а на его бледном лице выступили мелкие капельки пота.
- Ты это, - пробормотал он,- ничего не бойся.
- Я не боюсь, - тут же среагировал на его слова Сашка.
- Вот и хорошо, - сказал Вадим.
- Тебе совсем плохо? Болит?
- Нет! – вскрикнул Вадим и схватился за живот. – Всё хорошо, Саня! Всё нормально!
Сашка улыбнулся.
- И кто же тебя научил обманывать? – спросил он.
- Санька, ты это… если я вдруг умру, можешь меня смело есть. Я тебе разрешаю.
- Дурак что ли?! Или прикалываешься?
- Нет, я серьёзно.
- Не буду я этого делать, - произнёс сквозь зубы Сашка и добавил, - я человек! Понятно тебе это?! Я человек, а не животное какое-нибудь там.

41.

После того, как Света покормила грудью ребёнка, Витя спустился к камерам, что находились в подвале кирпичного здания, и стал подбирать найденные в особняке ключи к замкам. На него смотрели четыре пары голодных несчастных глаз. Трое мужских и одни женские. Люди не понимали, что происходит.
- Парень, мы что свободны? – не поверила женщина.
- Подскажите, может, вы знаете,- спросил он у неё, когда открыл дверь, – где здесь могут прятать мальчика? Лет девяти-десяти. Сашкой его зовут.
- Мальчишку давно закопали, - ответил вместо неё седой мужчина.
- Как закопали?! – вскрикнул Витя.
- Он умер от передозировки наркотика.
- Твою мать! – выругался Корпагин. – Я не про этого мальчика говорю.
- Ясно! Ясно! – перебил его седой. – Тогда здесь неподалёку, минут десять ходьбы есть домик с подземным этажом. Мы его сами строили. Он весь напичкан видео камерами. В него может загляни.
- Вы не могли бы меня туда отвести?
- Отведу! Отведу, конечно! Только дай пожрать чего.

42.

Острая боль минут двадцать мучила Вадима, а затем прошла. И он тут же заснул. Ему приснились родители. Они сидели на кухне и пили чай с пирожками. Улыбались, и смотрели прямо на него. От пирожков шёл до боли знакомый аппетитный запах.
Сашка тоже чуток задремал. Но внезапно до его слуха добрался странный и непонятный звук. Он открыл глаза и прислушался.
Ему хватило пару секунд, чтобы понять: кто-то открывает замок. Он тут же схватил топор и бросился вверх по ступенькам. Кто бы это не был, но он не даст ему снова закрыть дверь.
Сашка за считанные секунды преодолел все ступеньки, и поднял топор над головой, готовясь к самому худшему. И как только дверь приоткрылась, он опустил его на чью-то ногу.
- Какого хрена! - вскрикнул седой мужик и на одной ноге ускакал от двери.
Сашка толкнул дверь, она распахнулась, и он увидел Корпагина.
- Ну, что, братишка, - произнёс Витя с усталой улыбкой на лице, – пора домой. Мамка нас заждалась.
43.

Ирина Петровна и Константин Иванович, основательно нализавшиеся к этому времени дармовым самогоном, так и не услышали, как открылась металлическая дверь. Они сидели за столом и следили своими пьяными глазками, как закипает вода в кастрюле, из которой торчали две руки, отрезанные ножом по локти от тела их мёртвой дочери.
- Ну наконец-то мы пожрём, - пробормотал Костыль и с грустью подумал о том, что самогон в канистре практически закончился, осталось от силы на раз выпить.






10. 08. 14
Булахов А.А.

Опции темы


Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Стрижка животных Fortuna Услуги 0 12.12.2014 03:48
Обереги для животных montik Продажа 2 19.07.2012 12:00
Белорусский форум о животных znata Интересные сайты 0 13.10.2011 21:49
Сотрудник и Менеджер. НЕЦЕНЗУРНАЯ Драма в четырех дейстивиях ZIZU Юмор 0 10.07.2007 12:35
GTA: Криминальная Россия Silverless Light Игры 1 05.08.2006 08:59


©2006 - 2018 MinskLife.net
Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd.
Content Relevant URLs by vBSEO ©2010, Crawlability, Inc.